Алексей Кулаков (alekseysc) wrote,
Алексей Кулаков
alekseysc

Проханов верит, что вскоре в России появится новый Столыпин

«Я лично слышу его шаги по коридору Дома правительства. Будет день, когда на заседании Медведева со всеми экономическими нашими волхвами, вдруг раскроется дверь, и появится он», — отметил писатель

проханов
Фото ТАСС

М. АНДРЕЕВА: В студии писатель Александр Проханов. На что обратили внимание? Что с вашей точки зрения самое важное?

А. ПРОХАНОВ: В четверг была пресс-конференция Путина. Вопрос очень важный, я готов поговорить на эту тему.

М. АНДРЕЕВА: Она была больше трёх часов. Что такого важного он сказал?

А. ПРОХАНОВ: Важного для меня. Там было несколько моментов, которые я отметил. Во-первых, Путин начал эту пресс-конференцию с такого страстного, почти какого-то волхования, заговаривания сидящих в зале людей, нас всех, что всё будет хорошо. Мне это напомнило записи в дневнике Вернадского. Во время наступления немцев на Москву он писал, что в нас вера победит, фашисты у Смоленска, в нас вера победит, фашисты у Волоколамска, в нас вера победит. То есть, вера Вернадского в некий высший промысел, что зло не должно сломить Советский Союз. То же самое с Путиным. Накануне Путин в своём обращении к федеральному собранию сказал удивительные вещи. Он сказал, что смысл присоединения Крыма был не только в Черноморской базе флота, в пространстве, территории и людях, а это сакральное место, это сакральный центр, откуда хлынул свет православия на Россию. То есть, он исторический русский процесс начал понимать метафизически, мистически, религиозно. И поэтому это религиозное заклинание, вера в то, что крымская идея не будет предана, крымское солнце не зайдёт – это мне показалось очень важным. Это была очень страстная почти молитва. Второй момент – мне показалось, и все это ожидали, что будут смены в руководстве Центробанка, экономического блока. Давно, ещё до кризиса говорили, что либеральная модель себя исчерпала, что она не приводит к экономическому росту, там 0,5%, которые нам обещали – это просто смехотворная форма на фоне китайский 8-9%, и что пора её менять, есть другие идеи, другие люди, другие экономисты и практики. Казалось бы, сейчас самый удобный момент их спихнуть с пьедестала – это школу экономики высшую, но этого не произошло. Я подумал про себя, что, наверное, ещё не появился Столыпин, к которому апеллирует вся наша новая элита, сам Путин, поставили памятник Столыпину. Если бы появился человек, который готов был бы предложить такую реальную концепцию как это сделал – Столыпин – возглавив правительство в трагический период империи. Поэтому я так подумал, что Столыпина ещё нет, но всё-таки, где-то он есть, где-то его шаги я лично слышу по коридору Дома правительства. И неизбежно будет день, когда во время очередного заседания, которое ведёт Дмитрий Анатольевич Медведев, сидят экономические наши волхвы, мудрецы, вдруг раскроется дверь, и появится такой огромный памятник Столыпину – каменный гость. И он с таким грохотом своих бронзовых или каменных башмаков войдёт в зал и скажет: «Здравствуйте, господа, я Столыпин».

М. АНДРЕЕВА: Сегодня коммунисты в очередной раз потребовали отставки Дмитрия Медведева. Чьей работой вы недовольны?

А. ПРОХАНОВ: Я просто недоволен экономическим блоком. Это они затолкали нас в эту катастрофу. Экономический блок по-прежнему является той веригой, который тянет Россию на дно. Экономический блок был сформирован после катастрофы 1991 года – это «гайдарономика», представления тех экономистов о форме нашего государственного правления, об экономической деятельности, о банковской политике. Это полная сколка с американской кальки. Американцы уже давно занимаются другой экономической практикой, а они всё сидят. И у многих людей, в том числе, у меня, возникает такая изнурительная догадка: а вдруг эти люди сидят здесь для того, чтобы постоянно тормозить наше движение? Потому что наше движение постоянно тормозится. Я на прошлом эфире сказал, что в военных технологиях, когда строят ракеты, самолёты или танки, никогда не используют платы, купленные на рынках Гонконга или Тайваня, изготовляют свои, чтобы там не было чипов, через которые можно в нужный момент послать тормозящий сигнал, ракета не долетит, танк остановится, а самолёт рухнет. У меня такое ощущение, что весь экономический блок – это закладка, которая была заложена в русскую жизнь после 1991 года, и сейчас тот момент, когда пришёл сигнал, момент очень подходящий. На языке концептуалистов это называется организационное оружие, когда противник воздействует на своего соперника сложными системами воздействий, в том числе и воздействия, связанные с созданием лоббирующих групп. Эти лоббирующие группы, закладки бывают в самых ответственных местах государства-соперника: в экономике, культуре, СМИ, иногда в армии и безопасности. И когда наступает время Ч, когда резко обостряются отношения, тогда приходит тормозящий сигнал, эти службы останавливаются, возникает организационный хаос, возникает жуткая дыра, куда проваливается государство-соперник. Что-то похожее на это я испытал.

М. АНДРЕЕВА: Вы неоднократно говорили про справедливость, что русский народ чает справедливости. Услышали ли вы что-либо от Владимира Путина на этой пресс-конференции именно про справедливость?

А. ПРОХАНОВ: Один раз Путин употребил слово справедливость в ряду с другими понятиями. Однажды это слово промелькнуло. И оно в речи Путина мало что значило, потому что слово справедливость для того, чтобы раскрыть, чтобы с этим словом обратиться к людям, требует огромных усилий. Это слово обладает колоссальной внутренней мощью и гигантским внутренним содержанием. По существу, справедливость – это целая богословская категория. Господь создал этот мир, как мир справедливости. Потом этот мир был замутнён. И теперь восхождение человечества, его преображение, его мучительное совершенствование связано с возвращением справедливости в этот мир. Мы живём в чудовищно несправедливом мире. Россия несправедливая страна. Мир в целом несправедлив. Россия выступила за возвращение справедливости в мировой порядок. И гегемонизм американцев, это давление, эти крылатые ракеты, совмещённые с правами человека – это верх лжи, лукавства, несправедливости. То есть, это было заявлено для мира в целом. Россия хочет, чтобы отношения между народами, странами строились на принципе справедливости. Но когда Путин встречался недавно с так называемыми капитанами российского бизнеса, где был Абрамович, Авен, я там не увидел ни одного человека из народа, который мог бы рассказать Владимиру Владимировичу как тяжело и мучительно живут люди в русских деревнях, в русских маленьких городках, как они живут под гнётом чудовищной несправедливости, длящейся десятилетиями.

М. АНДРЕЕВА: Сейчас у него плотная, надёжная основа – люди, которые рядом с ним находятся?

А. ПРОХАНОВ: Я не рядом с Владимиром Владимировичем. Я когда смотрел на этот ареопаг, который собрался тогда вокруг Путина, я подумал, что, подождите, нет Березовского, вглядывался в их лица, не нашёл Бориса Абрамовича. Подождите, нет среди них Гусинского. Искал, рыскал глазами, и его не нашёл. Я не нашёл и Невзлина. Я не нашёл Ходорковского. Какой конфуз. Весь этот контингент не является несменяемым. Этот контингент при желании может быть прополот. Эту грядку можно было бы прополоть. Кстати, одну редиску уже совсем было выдернули – Евтушенкова – опять воткнули в эту грядку, сейчас он прирастает. Поэтому я думаю, что эти все господа, которые окружают президента, вряд ли они открыто могут противодействовать его политике, они научены горьким опытом предшественников, упомянутых мной. Но я не скажу, что они в восторге были от этой политики. Потому что их бизнес, я думаю, пострадал, ещё будет страдать. Конфронтация с Америкой – страной, с которой они уже давно срослись своими телами, душами, деньгами, семьями, что этот конфликт им отвратителен.

М. АНДРЕЕВА: Сегодня Владимир Путин заявил, что 2014 год запомнится нам тем, что мы – он говорил в целом про народ - стали ощущать большую ответственность за страну. Вы согласны с этим утверждением? Судя по опросам «Левада-центра» это не так, не такой большой процент россиян чувствуют ответственность за страну.

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что очень большой процент наших людей боится потерять государство. Во многих из наших людей и пожилого возраста и среднего, и даже молодых живёт генетический страх, ужас перед тем, что случилось с Россией в феврале 1917 года, когда рухнула империя. Это падение империи превратилось в чудовищную, страшную, кровавую бойню, из которой только Иосиф Сталин мог вытянуть Россию за волосы. Но это стоило и ему и стране тоже огромных жертв. Все помнят 1991 год, когда мы потеряли страну, мы получили 90-е годы, связанные с чудовищным избиением всего народа и всего потенциала нашего российского развития. Поэтому мне кажется, что большое количество наших людей страшится потерять государство. И с этим связана большая, огромная поддержка президента. А вот спроси человека, который не может купить по дешёвке хорошую картошку, потому что одна гниль осталась, скажи: «Бабусь, ты как, чувствуешь ответственность за государство?» «Да пошло оно это государство пропадом. У меня пенсия такая, шла, ногу сломала, мне нахамили». Но в глубине, если смотреть бабусю, если она ещё помнит постфронтовые годы, скажешь: «Бабусь, ты как, готова принять здесь американскую морскую пехоту на наших улицах? Пойдёшь встречать их хлебом с солью?» Она тебе скажет тогда по-русски что думает по этому поводу.

М. АНДРЕЕВА: Предлагается замена той финансовой системы, которая создана не у нас, контролируется не нами. Всеволод Чаплин: «Уже есть финансисты, которые разрабатывают эту систему – православный банкинг». То есть, без ростовщичества. Сейчас есть схема, говорят, что в самые короткие сроки можно реализовать по примеру исламского банкинга. Как полагаете, это у нас возможно, приживётся?

А. ПРОХАНОВ: Я только что из Ирана. Там, конечно, ссудный процент осуждён Кораном. Но банк, который не берёт проценты – это не банк, это благотворительное заведение. Там обходят процент. Там банки берут проценты. Потому что банковская деятельность, кредитование промышленности требует процента. Даже советская экономика, советские банки вообще были построены не на реальных деньгах, там была только одна безналичная валюта. И то там были проценты. Проценты по вкладам небольшие, но были. Поэтому мне кажется, что беспроцентные банки – это нонсенс, это всё равно, что работать по способностям, и получать по потребностям. Такого ещё нет у нас. Потому что сидят за столом у Путина люди, которые никогда не дадут народу то, что народу требуется. Но православные предприниматели существуют. Национальный русский капитал появился. Это в 90-е годы его не было, там были другие капиталы, там интернациональные капиталы были. Потом стал постепенно очень робко и хрупко появляться русский национальный капитал, во многом бандитский. Вот эти бандиты, русские ребята, которые вышли из бараков и загуляли тут вовсю, их потом, к сожалению, перестреляли, у них появился небольшой русский капитал. Они этот капитал, если не прогуливали его в ресторанах и не тратили на проституток, они этот небольшой капитал тратили на храмы. Они там набедокурят, набезобразничают, кого-нибудь убьют, а потом замаливают, едут к батюшкам, просят простить их, дают на храм. И вот в основном русский капитал тех лет занимался этим. Потом стал появляться всё новый и новый русский капитал. И сейчас существует достаточно крупный, в том числе, и региональный русский капитал, который готов жертвовать и вкладывать свои деньги не только в храмы, не только в православную церковь, но и в русские СМИ, вообще в русские национальные движения, в русскую культуру, а так же в русскую политику. Что греха таить?! В Крыму всё началось с русского капитала, с малофеевского капитала. Этот русский православный предприниматель, который заинтересован не только в своей собственной казне, а в делах страны, в православном мире, в царстве. Поэтому на него и нападки за это идут. Такие русские капиталисты появились. Я знаю на себе. Видите, я в пиджаке? Это мне подарил русский капиталист.

М. АНДРЕЕВА: У нас Владимир Чуров был в эфире. Говорит, что все пиджаки, вся одежда отечественного или белорусского производства, покупает их менее чем за три тысячи рублей. У вас тоже отечественное?

А. ПРОХАНОВ: Меня одевает мой камердинер, кормит мой повар, в саду у меня работает садовник, с моей сворой собак мой псарь. И у меня в Подмосковье дворец, которого нет ни Владимира Путина, ни у кого. Так что мне дворцовый переворот грозит.

М. АНДРЕЕВА: Слушатель спрашивает: «Когда будет прополота грядка национальных предателей, радующихся трудностям страны?»

А. ПРОХАНОВ: Я не огородник. Что меня касается, я взял бы, просто мотоблоком проехался бы по этой грядке и не стал ничего пропалывать.

М. АНДРЕЕВА: Слушатель Брюзга спрашивает: «Вы надеетесь на чудо, которого не будет. Вы как литератор неужели не видите как нарастает разрыв между президентом и народом? Вы это чувствуете?»

А. ПРОХАНОВ: Чудо оно тем интересно, что оно алогично. Чудо – это не то, что лежит на полках в магазинах. Конечно, германское чудо, когда вдруг появились немецкие продукты, после того, как немцы потеряли свою независимость после 1945 года. Русское чудо не измеряется стоимостью, курсом рубля. Русское чудо связано с тем, что сегодня Россия существует. То, что мы существуем сегодня – это победа. Пускай люди вдумаются что стало с Россией после 1991 года. Нас истребили дотла, нас не было. Не было государства. Во всех точках структур сидели американцы, американские ставленники, враги России. Во всех – в культуре, СМИ, внешней, внутренней политике. Эти Чубайсы, люди, которые громили советскую индустрию, советские ценности, запрещали советских писателей и книги, чуть ли не сжигали – этого не было. Не было страны, не было народа. Народ – это нечто концентрированное, объединённое, видимо, государством вволю осуществляющим свой исторический путь, своё историческое предназначение. В 90-е годы не было народа. Народ лежал во прахе, по нему ходили, топтали, его оскорбляли. Русские - это фашисты, говорили они. Русские – это прах, это перхоть. Мы молчали. В 1993 году было восстание один раз, его подавили в крови. Мы сейчас существуем. Я призываю слушателей подумать, что если мы сейчас существуем, то это чудо, это восхитительное, божественное чудо. И мы не исчезнем, несмотря на все чудовищные, надвигающиеся трудности. Вот чем чудо измеряется.

М. АНДРЕЕВА: Лукашенко съездил в Киев. Более того, прозвучала такая фраза. Он говорит: «Выполню любую просьбу Петра Порошенко за сутки». Что это значит? Что делает Александр Лукашенко?

А. ПРОХАНОВ: Я по себе сужу как я и близкие мне люди реагировали на трагедию в Новороссии, когда её поливали фосфором и каждый день выбивали там по кварталу, эти оторванные детские ручки. Я ненавидел, я не понимал почему русские войска стоят на границе, и мы не приходим на помощь тем, кто свои, русские. Я себя останавливал, говорил себе, что я, Александр Проханов очень эмоциональный, чувственный человек, пылкий человек, и я живу эмоциями, во мне сердце орёт и не может с этим смириться. Президент живёт в обстоятельствах, а не в эмоциях. Ему на стол ложится огромное количество материалов и сведений. Ещё не было этих санкций, ещё «Мистрали» должны были принадлежать нам. Ещё, может, никто не знал о великом заговоре против России и против президента, а он уже это знал. Поэтому действия были осторожные, он действовал в обстоятельствах. И теперь при анализе того, что творится с Белоруссией, с Александром Григорьевичем. Я его яростный сторонник. Все эти годы я его поддерживал страстно, получал нарекания от демократов. Я бился за него на форумах. Я убеждён, что поддержка Лукашенко русским народом является для него гигантским ресурсом, что все его успехи в экономике, способы давления на Ельцина сначала, потом на Путина, чтобы получать кредиты, газ, цены, обмен – все эти сложнейшие, политические, экономические взаимоотношения с Россией проходят на фоне тотальной поддержке большинства русского народа Александра Григорьевича. Это огромный ресурс. И мне сейчас кажется, что Александр Григорьевич этим ресурсом обходится не по-хозяйски. Он по-хозяйски обходится с землёй, со своими лесами, реками, человеческим капиталом. Он настоящий хозяин. Если бы вместо него был Шушкевич или какой-нибудь Лебядко, сейчас там была бы ужасная тьма. Но он хозяин. Но мне кажется, что с этим капиталом русской поддержки он обходится не по-хозяйски.

М. АНДРЕЕВА: Его в стране поддерживают. У него порядок и всё хорошо.

А. ПРОХАНОВ: Я понимаю, что у него в Белоруссии всё хорошо. Но если русские патриоты в России перестанут оказывать ему поддержку из-за его позиции в отношении Новороссии? Ведь Новороссия – это огромный фактор сегодняшнего русского национального самосознания. Этот русский эмоциональный, национальный, национальный и религиозный взрыв произошёл сначала во время возвращения Крыма. Это была такая грандиозная вспышка русского внутреннего взошедшего солнца. А потом Новороссия, трагедия Новороссии. И поэтому все, кто хочет подавить Новороссию, отказаться от Новороссии, отречься от Новороссии, они для русского сознания являются враждебными персонажами, и русское сознание никогда не примирится с этим. И если Александр Григорьевич выбирает целесообразность, пренебрегая такими иррациональными категориями как поддержка русского патриотического сознания.

М. АНДРЕЕВА: Может быть, он хочет поддержку США? Они говорят, что готовы к диалогу. Он сколько времени был нерукопожатным президентом в ЕС.

А. ПРОХАНОВ: Давайте предположим, что Александр Григорьевич это 23-летний юноша, пылкий, наивный, обожающий Запад, мечтающий о турах и круизах вокруг Европы, и тогда эти льстивые посылы ему к лицу, к месту, и он примет их. Но ведь мне кажется, что знаете чем кончил Милошевич, например, чем кончил Каддафи? Или он забыл об этом? Сомневаюсь, чтобы Лукашенко об этом забыл. Я думаю, что он смотрит, как ему в спину с ненавистью глядят его либеральные проамериканские круги. Может произойдёт чудо, и Лукашенко отвернётся от России, от русского газа, от русского рынка, от русских комплектующих, которые необходимы при создании тракторов и «Белазов», и пойдёт в Европу. И перед ним раскроются врата. Может, он себя видит сидящим в совете Европы, или членом «восьмёрки» он себя видит. Может такое помрачение быть. Но я думаю, что такое возможно только если Лукашенко окажется под воздействием каких-то магических, чудовищных колдовских сил, которые лишают его воли и разума.

М. АНДРЕЕВА: Может он просто торгуется, хочет преференции от РФ получить?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что может быть он это делает. Но на кон нельзя ставить поддержку, которую оказывает ему русский народ, во многом бедный, обездоленный верящий русский народ, который видел в Лукашенко своего кумира. В 90-е годы, особенно при Ельцине Лукашенко вправе был претендовать на самого любимого русского политика.

М. АНДРЕЕВА: Переговоры с Нурсултаном Назарбаевым. Александр Андреевич, в свете последних событий не скажется это на будущем союза?

А. ПРОХАНОВ: Всех трясёт от этого. Вообще всё будущее под угрозой, не только Евразийского союза, а будущее человечества под угрозой. Человечество меняет кожу. Очень усилились угрозы войны в целом, вот это огромное напряжение. Не безвыходность финансовых и промышленных кризисов очень часто решалась войнами. Недавно была коллегами министерства обороны. Я член общественного совета при Минобороны. Там выступал министр Шойгу, Путин выступал. Зал был наполнен нашим генералитетом. Всё дышало тревогой, всё дышало нарастающими угрозами. Форсированно наша армия сейчас оснащается новыми типами вооружений. И мы должны эту программу вооружений осуществить во что бы то ни стало, несмотря на кризис, на эти комплектующие.

М. АНДРЕЕВА: Бюджет Минобороны вырос чуть-чуть, его не будут сокращать, в отличие от других программ.

А. ПРОХАНОВ: Это правильно.

М. АНДРЕЕВА: Вам Сергей Шойгу не внушил? Мне кажется, что наоборот, всех успокаивают, что всё идёт своим чередом, что заменяем. Или вы чувствовали тревогу в его словах?

А. ПРОХАНОВ: Он говорит, что сейчас в мире всё в порядке, что ПРО американское, ну ладно. Ну, в Арктику они лезут, тоже ничего страшного. Исламское государство сейчас будет совершать вторжение в подбрюшье России, Казахстан, Таджикистан. На Кавказе теракт произошёл. Ну, ничего страшного, спокойно. В этих спокойных, миролюбивых атмосферах наша оборона получает в следующем году восемь новых баллистических ракет нового класса, ещё две лодки заложены стратегические, парк в 100 самолётов уже пришёл в полки. Нет, генералы и министр очень встревожены нарастающей опасностью угрозы мира. И президент очень встревожен. Его короткая речь была наполнена такими мобилизующими интонациями, и никаких приукрашиваний быть не может. Были сравнения сегодняшней экспансии Запада и Америки в отношении России с походом Наполеона и походом Гитлера на Россию.

М. АНДРЕЕВА: Решение США снять эмбарго с Кубы. США посылают сигналы Лукашенко, что готовы к диалогу. Не будет ли такого, что США будет делать всё, чтобы лишить нас поддержки?

А. ПРОХАНОВ: В этом есть намерения Штатов. Когда Обама предложил установить дипотношения с Кубой, сказал, что эмбарго не привело к желаемому результату, Куба выстояла, режим уцелел, нет смысла дальше заниматься этим, будет принята другая тактика – тактика обольщения, всасывания, тактика, которую Америка применяла по отношению к наивному Горбачёву. У Горбачёва был такой момент, когда его Америка в Мальте, а потом в Рейкьявике поцеловала взасос. Этот хлюпающий, слюнявый, огромный американский поцелуй на время всосал голову Горбачёва, и были видны одни ноги. Это потом, после ГКЧП появились у него задница и его знаменитое пятно. Его всосали американцы, как удав всасывает кролика, переваривает, а потом отрыгивает как ненужное.

М. АНДРЕЕВА: Неужели Лукашенко не понимает чем это грозит?

А. ПРОХАНОВ: Лукашенко всё понимает. Он действует в обстоятельствах. В какой-то момент ему показалось, может, справедливо, что русское самосознание, которое оказывало ему абсолютную поддержку, оно для него сейчас не столь важно, важно другое.

М. АНДРЕЕВА: Мы пригласили Барака Обаму и союзников на празднование 70-летия победы над фашизмом. Пока непонятно приедет Обама или нет. Наш слушатель считает это ошибкой. Вы как расцениваете, правильно мы сделали, что позвали?

А. ПРОХАНОВ: Есть протокольные вещи. В войне против фашизма участвовали страны-союзники.

М. АНДРЕЕВА: Они поздно открыли второй фронт.

А. ПРОХАНОВ: Лучше поздно, чем никогда. Был лендлиз, были войны на тихоокеанском театре, японцев там громили. Были страны-победители, среди них Америка. А то, что Обама отказался приехать – это отвратительный плевок в адрес России, Путина. Этим можно оскорбляться, а можно, может быть, даже внутренне радоваться. Не надо вытирать этот плевок, просто вместо того, чтобы вытирать плевок от Обамы, нужно добавить к семи баллистическим ракетам ещё четыре.

М. АНДРЕЕВА: Слушатель Брюзга пишет: «Лукашенко в первую голову заботится о своих людях и правильно делает». Согласны со слушателем?

А. ПРОХАНОВ: В таком случае, американцы и англичане, открывая второй фронт, они делали правильно, заботились о своих людях, предоставляли Советскому Союзу, Сталину терять миллионы за миллионами. Давайте их похвалим за это.

М. АНДРЕЕВА: Слушатель пишет: «За любым чудом стоит воля». У нас есть воля?

А. ПРОХАНОВ: У нас есть воля, мы видим это. Почему идёт такая чудовищная напасть? Потому что это воля. Как говорит Мао Цзэдун, остриё на остриё. Они наступают, у нас есть ответ. Наш ответ не в ответных санкциях, а наш ответ в стоицизме. Действительно, эта воля присутствует, я её чувствую в себе. Что касается того, что может быть, мы можем её потерять, это было бы, конечно, огромной трагедией, но мне кажется, что Россия, пережив период потери воли в 90-е годы, после Крыма, да и после войны с Грузией с 2008 году эта воля стала возвращаться к русским людям. И обретение воли является грандиозным ресурсом. И я думаю, что особенно для русского человека потеря благосостояния – это большая драма, но потеря воли к сопротивлению, к суверенности, к ощущению своей значительности в истории, ощущение того, что мы достойны того, чтобы называться русскими – это достояние ещё большее. И мне кажется, что когда людям придётся вплотную выбирать между благосостоянием и свободы Родины, они в очередной раз выберут свободу Родины.

М. АНДРЕЕВА: Крым испытал на себе волну новых санкций. МИД говорит, что мы подготовим симметричный ответ. Что мы должны сделать в ответ на новые санкции по Крыму?

А. ПРОХАНОВ: Вы мне позволяете приступить к такого рода политическим и экономическим решениям? Если вы мне даёте добро и вдохновляете, я готов приступить. В ответ на санкции, которые Запад вводит против Крыма, я бы построил ещё один авианосец в Чёрном море. У нас лежат замороженные триллионы. Это набиуллинский миф о том, что у нас нет денег. У нас все эти годы были огромные нефтедоллары, которые мы скапливали и помещали во многом в американские ценные бумаги. Деньги должны были пойти на развитие дорог, детских домов, продовольственных центров, развитие сельского хозяйства.

М. АНДРЕЕВА: Их сейчас просто забрать?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что их очень трудно забрать. Один мой знакомый – состоятельный человек, и знал все процедуры банковской деятельности – он сказал, что деньги принадлежат не тому, кому они принадлежат, а тому, что их хранит.

М. АНДРЕЕВА: 72-й говорит: «Вы всё время говорите «нас». Кого вы имеете в виду? Олигархов, рабочих, чиновников? За кого из них и ради чьего благополучия надо терпеть страдания? Наши ветераны нищие. Они за олигархов воевали?»

А. ПРОХАНОВ: Когда в 1812 году Наполеон пошёл на Россию, русские ополченцы, крестьяне, капитан Тушин они воевали за двор, за князя Куракина, за государя-императора? Они воевали за такую простую для них вещь как Россия. Россия покрывает всё – это не царь не олигархи, это даже не тот народ, который населяет Россию. Россия – это все те, кто жили когда-то на нашей земле и лежат костьми на наших погостах. Это все те, кто ещё не родился, но родятся. Это чувство очень свойственно русскому человеку, и, конечно, русской культуре и русской поэзии. Две Чеченские войны. Это же был разгул олигархов, разгул березовщины. А шестая рота, которая пошла сражаться в горы и легла там костьми, она же легла не за Березовского. Поэтому когда говорю «мы» - это не олигархи. Я в начале высказал своё отношение к этой грядке, которую я бы не стал пропалывать. Я имею в виду и вас, мой дорогой слушатель, в ком не сомневаюсь, чувство чести, благородства, национального самосознания развито настолько, что мы не продадим своё первородство за чечевичную похлёбку.

М. АНДРЕЕВА: Не пора ли Волгоград переименовать в Сталинград, - интересуется слушатель,

А. ПРОХАНОВ: Я к этому стремлюсь всю мою жизнь, как сталинист. Казалось бы, вот-вот это должно произойти во время потрясающих байк-шоу, которые там устраивал мой друг «ночной волк» «Хирург».

М. АНДРЕЕВА: Он тоже сейчас под санкциями.

А. ПРОХАНОВ: Да, «Хирургу» теперь в Америку не попасть. Он так хотел на мотоцикле прокатиться по Атлантическому океану, в Майами из моря выйти. Это были потрясающие байк-шоу, когда собирались десятки тысяч сталинградцев, и все скандировали: «Сталинград!» Это было прекрасно бы к 70-летию победы, это был бы огромный мобилизующий момент назло всем олигархам, всем Макаревичам. Это был бы огромный, мощный национальный ход.

М. АНДРЕЕВА: К вопросу о Макаревиче. Нет новых сдвигов в деле? Вы же опротестовали.

А. ПРОХАНОВ: Пока протестные документы от моих юристов ушли в апелляционную инстанцию, и мы ждём результатов.

СЛУШАТЕЛЬ: Назарбаев и Лукашенко могли полезть в Украину не то, что не посовещавшись, а не получив конкретных указаний от Путина?

А. ПРОХАНОВ: Вы знаете, это вполне самостоятельные политики. И они не являются марионетками России и Путина. Ив ельцинский период, и в первый путинский период были глубокие конфликты. В основном эти конфликты носили экономический характер, но это конфликты были во многом психологические. И поэтому я знаю эти конфликты, я был их свидетелем. Может, отчасти был внутри этих конфликтов. Поэтому я думаю, что ни Назарбаев, ни Лукашенко не являются марионетками Путина.

М. АНДРЕЕВА: А как помощники в переговорах? Вы рассматриваете их в такой роли?

А. ПРОХАНОВ: Путин предложил минский вариант. Лукашенко дал эту площадку. Он помогал реализовать эти переговоры своим авторитетом, воздействием на Порошенко. Но помогая этим переговорам, вовсе не обязательно было допускать ряд высказываний, которые травмировали наше сознание, а эти высказывания были сделаны. Они не помогли делать, скорее, даже навредили.

М. АНДРЕЕВА: 280-13-32 – если вы согласны с Александром Прохановым по итогам программы. 280-13-33 - нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Президент Обама заявил о том, что уберёт тюрьму Гуантанамо с Кубы. Как вы считаете, он действительно это сделает?

А. ПРОХАНОВ: Он однажды уже хотел это сделать, но не сумел. Но, может быть, когда он делает повторное заявление, он это сделает. Но я думаю, что это не является стратегическим решением, оно является скорее PR-решением, гуманитарным решением. Потому что в американцев помимо Гуантанамо найдутся места, где содержать людей, подозреваемых в терроризме, пытать их, лить им на голову холодную воду и сжимать клещами их гениталии.

М. АНДРЕЕВА: Кто же предоставит площадку?

А. ПРОХАНОВ: Может быть, губернатор Оклахомы.

СЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется то, что сейчас произошло, это наоборот хорошо. Потому что все свои карты показали и Белоруссия, и Украина по отношению к нашему русскому народу, что на самом деле, друзей у нас нет. Кто действительно остался у России тогда?

А. ПРОХАНОВ: Ничего не бывает вечного. Посмотрите какая страшная бойня была между Германией и Россией в этой войне, чудовищная бойня. Казалось, эта вражда навеки. Русское сознание, как ни странно, перебороло эту муку и боль. Мы же не можем сказать, что немцы наши лютые враги, чего, кстати, не скажешь об отношениях китайцев и японцев. У китайцев дикое недоверие и нелюбовь к японцам. Они закипают все. Или армяне и азербайджанцы, например. Русская душа другая. Поэтому это всё не навсегда. Китай, например, который сейчас кинулся к нам на помощь, Иран, который готов с нами взаимодействовать, Индия! Это великие цивилизации. Поэтому Россия вовсе не одинока в этом мире.

СЛУШАТЕЛЬ: Читали ли вы произведение Романа Плотникова «Империя»?

А. ПРОХАНОВ: Нет, к сожалению, я не читал этого романа. Увы, у меня с чтением очень плохо. У меня с глазами ужасно. В последнее время всё воспринимаю на слух.

М. АНДРЕЕВА: Если говорить про литературу за год, что бы вы отметили?

А. ПРОХАНОВ: Свой роман «Крым», например.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы говорите, что нужно строить справедливое общество. В 1917 году тоже начинали. Нам сказали, что будет всеобщее благоденствие, равенство, свобода, братство. Что-то ничего не построили толком.

А. ПРОХАНОВ: Конечно, начинали за здравие, а кончили за упокой. Но как было действовать власти, которая провозгласила блаженство и царство божие на земле, накануне чудовищной войны? Бухарин, которого Сталин расстрелял, предлагал отказаться от индустриализации, предлагал делать ставку на крестьянство, на мелкотоварное производство, был против коллективизации. И с чем бы мы встретили эту войну? Мы встретили бы с хорошо отлаженными крестьянскими хозяйствами, с огородами и хлебом, у нас не было бы ни самолётов, ни танков, ни «Катюш». Поэтому чудовищное насилие, которое Сталин осуществил по отношению к народу, это было насилие по необходимости. Но самая большая несправедливость случилась бы, если бы мы проиграли эту войну, если бы фашизм победил. Фашизм – это демонстрация высшей степени несправедливости, космической несправедливости. И эту несправедливость остановил и уничтожил Советский Союз. Много было дурного, скверного, но мы подтвердили своё справедливое мессианство в этой войне.

М. АНДРЕЕВА: 94% слушателей с вами согласны.

А. ПРОХАНОВ: Мне очень приятно.

Источник: http://rusnovosti.ru/posts/358283
Subscribe

promo alekseysc февраль 15, 2014 09:09 1
Buy for 100 tokens
В 1798 году Томас Мальтус публикует "Опыт закона о народонаселении”, в котором высказывает революционную на тот момент мысль о том, что рост населения планеты значительно превышает скорость использования ресурсов и рост производства продуктов питания, вследствие чего неизбежны голод, бедность и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments