December 16th, 2012

Он любил тебя, жизнь: умер поэт Константин Вашенкин // НТВ.Ru

Создатель знаменитых стихов о войне, переложенных на музыку и ставших «народными хитами», скончался, не дожив до 87-летия всего двух дней. НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВ http://www.ntv.ru/novosti/388457/
promo alekseysc february 15, 2014 09:09 1
Buy for 100 tokens
В 1798 году Томас Мальтус публикует "Опыт закона о народонаселении”, в котором высказывает революционную на тот момент мысль о том, что рост населения планеты значительно превышает скорость использования ресурсов и рост производства продуктов питания, вследствие чего неизбежны голод, бедность и…

Запретить называть в СМИ национальность преступника. Идея странная и небезопасная

Странная идея - законодательно запретить указывать национальность преступников в СМИ.

Во-первых, тогда нужно запретить указывать имя и фамилию, так как это часто есть прямое указание на национальность преступника.

Во-вторых, указание национальности того или иного лица не является оскорблением, а потому такой запрет станет нарушением конституционной свободы слова и печати.

В-третьих, при желании всегда можно найти необходимый набор слов или эвфемизмов, который, формально не нарушая запрет, позволит всё назвать своими словами.

В-четвертых, существование этнических преступных группировок (не только в нашей стране) является давно известным фактом. Стыдливое камуфлирование его ничего, кроме раздражения и кривотолков не вызовет.

В-пятых, в первую очередь этот запрет ударит по довольно многочисленным изданиям националистического толка. Репрессии против них вызовут только дополнительную озлобленность против других национальностей, а в первую очередь - против власти. И хорошо ещё если только озлобленность.

В-шестых, такой запрет очень многими будет истолкован как антирусская акция власти, предпринятая под давлением как раз криминализированных этнических групп.

В-седьмых, непонятно, как в этом случае переводить публикации из западных СМИ, где очень часто говорится о "русской мафии", " итальянской мафии" и пр.

В-восьмых, придётся переозвучить множество американских кинофильмов, где словосочетания "итальянская мафия", "русская мафия" и пр. используются постоянно.

В-девятых, придётся отказаться (вычистив все учебники, старые книги, плакаты, кинофильмы) от такого выражения, например, как "немецко-фашистские преступники", "немецкие военные преступники". Как это сделать?

В-десятых, хорошо известно, что именно на почве национальной ненависти совершается немало преступлений, а ещё больше, не имея мотивом межнациональную ненависть, имеют национальную специфику - даже если речь не идёт о деятельности созданных по национальному принципу преступных групп. Сделать вид, что этого всего нет, просто не удастся.

В-одиннадцатых, запретить говорить что-либо в СМИ не означает запретить думать об этом и обсуждать всё этом между собой.

Совершенно очевидно, что ничего кроме усиления связанных с этим запретом пересудов, слухов и спекуляций возрастёт многократно.
И этот список можно продолжить.
Более чем странная идея.

Автор: Виталий Третьяков

Источник: http://www.rus-obr.ru/blog/21892

Уральской Сагре предшествовал Харагун - посёлок в Читинской области.

ПОГРОМ
КАК СРЕДСТВО РУССКОЙ САМОЗАЩИТЫ
В поселке Харагун Читинской области русские жители, доведенные до отчаяния беспределом кавказских бандитов и бездействием местных властей, разгромили местную азербайджанскую мафию. Вместо благодарности прокуратура обвинила их в «организации массовых беспорядков».

События, происшедшие недавно в Харагуне, были фактически проигнорированы абсолютным большинством СМИ. Не считая нескольких ссылок на интернет-страницах, разгром азербайджанцев Харагуне, в котором участвовала почти вся деревня, и последовавшие репрессии против русского населения остаются неизвестными даже патриотической общественности.
Между тем, именно сегодня все русские патриоты должны знать о случившемся, ибо от нашего участия и поддержки сейчас зависит судьба двух десятков деревенских парней, защитивших от азербайджанских бандитов своих родных и близких и за это брошенных антирусской властью в застенки читинского СИЗО.

ПРОЛОГ

Харагунская история вызревала довольно долго. Все было – по нынешним российским меркам – вполне тривиально. В Харагуне давно уже вдрызг разорены все учреждения социального сектора, работы официально никакой нет, и большинство жителей по документам числятся безработными. На этом фоне в 2004-м году в поселок началось массовое нашествие азербайджанцев. В кратчайшие сроки в Харагуне оказалось около пятидесяти азербайджанских семей. Причем слово «семья» следует понимать весьма широко – это все близкие и дальние родственники какого-либо кавказца. Большинство из них живет в России без всякой регистрации.
Что же привлекло кавказцев в читинской глубинке? Лес! Русский лес – это деньги, это очень большие деньги. Азербайджанцы занялись массовой незаконной вырубкой местного леса.
Лесозаготовки в Забайкалье, и это ни для кого не секрет, редко проходят с соблюдением всех юридических норм. Лес воруют, и воруют в огромных масштабах. Однако большинство русских жителей Харагуна имеют официально выделенные им деляны. Из всех азербайджанцев официально зарегистрированный участок был лишь у одного – остальные же воровали лес, прикрываясь его документами.
Как только количество азербайджанских «колонистов» увеличилось, поведение их стало более чем вызывающим. Все чаще стали звучать угрозы поджечь деревню, местным жителям говорили, что жить здесь азербайджанцы будут до тех пор, пока «не срубят последнее дерево». Одновременно с появлением кавказской диаспоры в Харагуне стали распространяться наркотики и развернулась торговля спиртом, хотя раньше об этой беде харагунцы и не знали.
Наемные рабочие, которых кавказцы привозили из соседних сел, оказывались на положении рабов: у них отбирали документы (чтобы не могли убежать), работать заставляли силой, а единственным вознаграждением была водка. Неудивительно, что в такой атмосфере столкновения между русскими и азербайджанцами случались очень часто.
Харагунцы всячески пытались решить проблему законными, мирными средствами. В самые разные учреждения и самым разным лицам отправлялись обращения, публиковались открытые письма и т.д. В одном из них, напечатанном в газете «Забайкальский рабочий» 15 сентября 2005 г. говорилось: «В настоящее время рядом с нами их (азербайджанцев) проживает человек 150-200, и каждый месяц еще появляется человек десять… Мы боимся за жизнь своих детей и внуков… Мы обращались и к местной власти, и в милицию, но там нам сказали, что выселить их может лишь миграционная служба. Но, наверное, пока не грянет гром, как у нас обычно бывает, ничего не произойдет…
Просим принять срочные меры к гражданам Азербайджана, которые проживают у нас в селе, пока не случилась трагедия. Они угрожают нашим жизням и жизням наших детей и внуков».
Под этим обращением было 108 подписей. Милицейское начальство в ответ заявило, что оно «держит ситуацию в Харагуне на особом контроле» и не стало ничего предпринимать. Прошло девять месяцев, и плоды этого липового «контроля» проявились во всей красе…
На таком фоне особенно цинично и чудовищно выглядит следующий вопиющий факт: пока азербайджанцы воровали в Харагуне лес, совращали русских девчонок и избивали русских парней, говоря при этом, что они намерены всех Русских превратить в своих рабов, в областном центре шла усиленная борьба с… «русским фашизмом»!
При этом реальные – вполне фашистские (в смысле установления господства одной нации над другой) – действия азербайджанцев в Харагуне никого не взволновали. Главным гнездом фашизма был провозглашён Союз Русского Народа, местный отдел которого был открыт в Чите 10 декабря 2005 года. О нем писали статьи – одна другой лживей и подлей, им пугали местных евреев, голося о «реальной угрозе» погромов. А вот перманентный погром Русских в Харагуне почему-то не замечали…

ПОСЛЕДНЯЯ КАПЛЯ

15 мая 2006 г. в харагунском зале игровых автоматов, кроме азербайджанцев, находился один русский парень – В.С. Малютин. Через какое-то время находившийся там кавказец начал нецензурно оскорблять работавшую в заведении женщину. Виктор Малютин сделал ему замечание. Тут же гордые азербайджанцы (их было четверо) предложили ему «выйти поговорить». И всё бы прошло у них хорошо и гладко, да вот только на горе кавказцам рядом оказалось несколько друзей Малютина.
Произошла стычка, в результате которой кавказцы убежали, пообещав вскоре приехать разбираться с обидчиками вместе со своей «крышей».
Через несколько часов в дом к Малютину ввалились 11 человек (восемь бандитов из Читы и трое местных азербайджанцев), вооруженные битами и ножами. Виктору объяснили, что он «попал на бабки», и должен компенсировать кавказцам «моральный ущерб», отдав им свой автомобиль. Малютин сказал, что требования он выполнит, а сам вышел из дома и побежал к своему отцу, у которого позаимствовал охотничье ружье. Одного выстрела в воздух из этого ружья хватило для того, чтобы разогнать гордые кавказские джигиты снова разбежались кто куда.
На следующий день жители села обратились к азербайджанским старейшинам с предложением обсудить случившееся. Примечательно, что кавказцы признали вину своих молодых собратьев. Для того, чтобы выяснить все недоразумения, на 18 часов 17 мая кавказцами была назначена «стрелка». В качестве арбитров должны были выступать «крышевавшие» азербайджанцев читинские бандиты.

РАСПЛАТА

Очевидно, кавказцы надеялись, что напуганные появлением читинских уголовников харагунцы на встречу не придут. Однако случилось иначе. К 18 часам на «стрелку» явилось около пятидесяти русских мужиков, настроенных достаточно решительно. Кавказцы же на «забитую» ими «стрелку» так и не пришли.
После бесплодного ожидания раздражённые харагунцы подожгли два грузовика ЗИЛ, использовавшиеся азербайджанцами для перевозок ворованного леса. После этого азербайджанцы вновь появились, и один из них предложил собраться снова, уже вечером, в 23 часа. Другой к этому присовокупил обещание, что из города приедет бандитская «крыша» кавказцев, вооруженная автоматами, и перестреляет всех русских.
Угрозы возымели действие прямо противоположное тому, на которое рассчитывали азербайджанцы: к 23 часам почти все мужское население деревни, начиная с 14 лет и до пятидесяти, было вооружено охотничьими ружьями и твердо настроено на серьезный мужской разговор. Кавказцы же на «стрелку» не пришли вновь, а наиболее умные из них успели к этому времени уже уехать из поселка.
И не зря. К этому времени возмущение харагунцев бесчинствами местных «джигитов» достигло крайней степени. Мужики двинулись к домам азербайджанцев, поджигая или переворачивая их автомобили. Тем кавказцам, которые попадались на пути, доставалось сильно, однако женщин и детей не трогали. Более того, несмотря на то, что азербайджанцев били весьма крепко, их старались не убить, а особенно раздосадованных участников погрома более трезвомыслящие мужики по возможности сдерживали.
В итоге один азербайджанец от побоев все-таки скончался. Однако, можно с уверенностью сказать, что если бы русские мужики не сдерживались, в Харагуне кавказцев убили бы не меньше, чем в свое время евреев в Кишиневе. Примечательно и то, что били не всех подряд. Тех азербайджанцев, кто был известен своей порядочностью, вовсе не трогали. Например, азербайджанец – владелец местного магазина и сам не пострадал, и магазин его никто не тронул.
В итоге были сожжены несколько грузовиков, принадлежавших азербайджанцам, и подожжены несколько их домов. После этого все кавказцы, за исключением одного (женатого на русской) поселок покинули.
Местные СМИ, вместо того, чтобы непредвзято осветить случившееся, стали активно распространять лживую версию о «пьяной драке» и «грабежах». Действительно, дома некоторых азербайджанцев были разграблены, однако сделано это было уже после погрома – и сделано теми, кто решил нажиться по случаю. А харагунские мужики, которые громили кавказцев, делали это, как говорят сейчас в деревне, «за идею».
Вскоре после этого в село были переброшены подразделения ОМОНа. Однако рядовые омоновцы отнюдь не были склонны защищать кавказцев, прекрасно понимая, что те сами во всём виноваты. Тогда же состоялось несколько сельских сходов, потребовавших оградить русских жителей от беспредела кавказских бандитов. Никакой реакции на эти требования от местных властей не последовало, лишь дало им повод обвинить харагунцев наряду с «массовыми беспорядками» еще и в «несанкционированных митингах».
Однако местных жителей запугать было уже не легко. 20 мая 2006 года очередной сход принял резолюцию с такими требованиями к властям:
«1) задержать истинных зачинщиков – азербайджанцев и криминальных представителей;
2) все судебные заседания проводить в селе (выездные) в присутствии жителей села Харагун с обязательным информированием о них;
3) найти и вывести из леса азербайджанцев;
4) пока не будут выселены все азербайджанцы – ОМОН не выводить из села;
5) закрыть спиртные точки и игровые автоматы;
6) усилить охрану школ, детсада и больницы;
7) запретить отпуск винно-водочных изделий несовершеннолетним…»
Резолюцию подписали 77 человек, однако этот глас народа власти тоже не заинтересовал. Зато среди русского населения вскоре начались массовые аресты. В короткий срок было арестовано около 25 человек. В.С. Малютин, названный главным зачинщиком «массовых безпорядков», был объявлен в федеральный розыск и через некоторое время сдался сам.
Ныне дело это находится в областной прокуратуре, и ведет его следователь по особо важным делам. Арестованным вменяются в вину «хулиганские действия», «массовые беспорядки», «грабежи» и т.п. Так что сроки заключения могут оказаться двузначные.
Между тем, харагунцы всего лишь попытались защитить свой дом. Два года борьбы с кавказским бандитским гнездом в рамках нынешнего закона не дали никаких результатов. Когда же Русские мужики похватали свои гладкостволки и выкинули надоевших им оккупантов из деревни, их объявили в «грабителями» и «террористами».

Источник: http://www.rusprav.org/2006/new/63.htm

Сегодня утром гуляя с собакой и проходя мимо автостоянки, расположенной напротив Люблинского межрайонного суда, я увидел как гастарбайтер, по виду азербайджанец, вышедший из потайного помещения в пристройке с надписью "Шиномонтаж-Аторемонт" выплеснул из ведра нечистоты прямо на лежащий на газоне снег.

SAM_0635

Место для этого джигит выбрал неслучайно, ибо оно является и импровизированной свалкой для отходов, образующихся при эксплуатации автотранспорта. Куча мусора преимущественно состояла из пяти-литровых пластиковых бутылей.

SAM_0636

SAM_0637

На моё замечание по поводу загаживания московской земли гастарбайтер велел мне идти в свой двор и там смотреть за порядком, многозначительно намекнув, что он запомнит меня, а также то, я живу в доме, возле которого и находится автостоянка с пристроенным к ней шиномонтажом. Кстати законность размещения которого на участке городской земли вызывает большие сомнения. Речь об уплате основателем шиномонтажа налогов понятное дело не идёт вообще. На мой вопрос можно ли сваливать мусор на его родине, гость столицы ответил отрицательно, съязвив при этом, что в Москве это делать можно, а моё справедливое требование убрать мусор и хлам равнодушно проигнорировал и удалился по своим делам.

SAM_0638

Благоустройство

Этот случай конечно не о том, как пришельцы нещадно вырубают отечественный лес и гнобят местное население, как в Харагуне, или торгуют наркотой, как в Сагре, но тем не менее весьма настораживает. Ведь они себя чувствуют хозяевами жизни здесь, в России и на международной арене ни во что не ставят. Взять к примеру недавний демарш Азербайджана по поводу Габалинской РЛС. А ведь из многомиллионной исламской "пятой колонны" азербайджанская диаспора (если точнее - мафия) самая многочисленная.

Не превратилась бы в Сагру вся страна.
maramus
  • maramus

Безуспешные контратаки боевиков в Дарайа 14.12.2012 года

. .Марат Мусин в Сб, 15/12/2012 - 01:14 Новость: тема тэгигео
Daraya

Сегодня весь день мы провели в пригороде Дамаска Дарайа, где окружена основная группировка боевиков. Вторая по численности группировка террористов окружена в Думе. К счастью, за эти сутки в сирийской столице не произошло ни одного теракта. Подразделение, с которым мы провели весь вчерашний день, вечером и ночью осуществило ряд успешных атак. В ходе боя ими были освобождены четыре многоэтажных дома, включая хорошо укрепленное семиэтажное здание (плюс два подземных этажа), если я не ошибаюсь, местного отделения министерства финансов. В этом здании иностранцы - салафиты устроили свой шариатский суд. Убиты десятки иностранных наемников, в основном, афганцев. Такой вывод позволяла сделать характерная национальная одежда валяющихся на улицах тел боевиков. Нам удалось снять всего два трупа, да и то не афганцев, т.к. и танки, и БМП пролетали неконтролируемые улицы на приличной скорости Утром одержимые жаждой мести отряды Аль Каиды волна за волной начали контратаковать позиции сирийской армии, надеясь вернуть утраченные стратегически позиции в этих высотках. Ожесточенные бои шли весь день. Какой-то чеченец практически в упор выстрелил с четвертого этажа из РПГ-7 по танку и был тут же уничтожен. Обстрелянный танк Т-72 чудом уцелел – см. сами. Одновременно снайперы боевиков в момент высадки из БМП обстреляли армейский десант, ранив троих бойцов, причем одного тяжело – в живот (второй был ранен в руки, третий – в ногу).


Collapse )

Мои твиты

Душенов. Монолог политзэка. Часть первая

http://ruskline.ru/analitika/2012/12/14/zdravstvuj_russkaya_tyurma/

Тюремная жизнь нелегка. В больничке, конечно, полегче. А на зоне - не сахар. Я ведь три с половиной месяца в штрафном изоляторе отсидел. Теперь вот оформляю инвалидность. Когда меня избили спецназовцы, то тюремное начальство три с половиной месяца продержало в карцере, пытаясь навесить попытку побега. И мой «героический» начальник - майор Корепин - навтыкал мне аж 13 взысканий. Такой, дескать, я трижды злостник. В уголовно-исполнительном кодексе прописана такая юридическая формула: «злостный нарушитель установленного порядка». В дежурке висят портреты особо отличившихся - так дежурка моими портретами была просто обклеена. Под одним было написано «склонен к побегу», под другим - «склонен к дезорганизации нормальной деятельности учреждения», под третьим - «склонен к экстремизму». То есть я превратился в Гудвина великого и ужасного.

Но, как говорится, нет худа без добра. Зона так устроена, что если начальство тебя гнобит, а ты при этом не гнешься, то у тебя автоматически растет авторитет. И когда он достигает определенного уровня, начальству уже трудно иметь с тобой дело. Так что в конце концов они оказались заинтересованы в том, чтобы меня выпихнуть. Это видно по тому, что сначала мой начальник вынес мне 13 взысканий, а потом сам же их одним махом снял как наложенные с грубыми нарушениями установленных правил. И это при том, что я своей вины так и не признал, и даже заявления на УДО не писал.

Но забавно то, что прокуратура с Корепиным не согласилась. Сказала: «Нет, дорогой, ты все правильно сделал», и насмерть встала, грудью, чтобы закрепить экстремиста Душенова на зоне и не дать УФСИНу выпихнуть меня на волю по УДО.



* * *



Сперва суд, который должен был вынести решение о возможности моего условно-досрочного освобождения, назначили на 10 июля. Потом его перенесли на 1 августа. Потом - на 5 сентября... А мне, по большому счету, это было уже не очень интересно. Я три четверти срока отмотал, в случае чего как-нибудь досидел бы и оставшийся кусок. Не сахарный, не растаял бы. В тюрьме ведь тоже жить можно. Кормят сейчас сносно, нормальная солдатская пайка. Народ, правда, морщится - не нравится кому-то сечка и так далее, но я не в претензии. Я десять лет в советской казарме прожил с личным составом, так что мне было легко к такой пище приспособиться.

Чтобы сломать человека, не нужно никаких «испанских сапог», не нужно лить в глотку расплавленное олово. Есть два универсальных воспитателя, которые позволяют добиваться от людей практически всего, что угодно, - это Голод и Холод. Я лично знаю человека, который на зоне под Томском заработал туберкулез и в связи с этим был отправлен на лечение в тюремную больницу, где при приеме на лечение его взвесили, и потянул он на... 46 килограммов! Взрослый мужчина... Так-то вот. И если в штрафном изоляторе на полу ночью ледяная корка замерзает, то это, скажем мягко, создает достаточный дискомфорт и оказывает на зэка определенное давление.

Простаки говорят: но это же, по сути дела, пытки! А как же права человека?

Дело не в названии, а в эффективности методов. Хотя иногда все-таки случаются осечки. Вот, например, я на зоне познакомился с одним замечательным зэком, с которым мы вместе в карцере сидели. Михаил Кречин его зовут. Он такой гоголевский персонаж, из «Тараса Бульбы». Настоящий казак. Человек, чья энергия в условиях нашего мира не находит должного применения и перехлестывает через край. Ему бы за зипунами на Туретчину погулять от души. Незаменимый был бы человек...

Он родился в Киргизии, рос там, как он говорит, «с басмачами». Потом они с дружками организовали летучий отряд, ходили по горам, «бомбили» наркотрафик. Там через киргизские перевалы идет часть героинового афганского наркотрафика. Гашиш тоже возят, ханку. Ну, они этих наркокурьеров отлавливали, потрошили... С боем, конечно. Потом он по Руси гастролировал, у него целый букет статей разных, но все это связано не с каким-то непременным желанием сладко есть, мягко спать и при этом ничего не делать, не работать, а с тем, что его кипучая, бурная энергия не находит своего применения.

При этом он искренне верующий, православный человек. Причем вера его не богословская, не школярская, а такая нутряная. И за веру свою он готов страдать! Я его спросил как-то: «Миша, откуда у тебя шрам на шее?» А он говорит: «Да это под Томском меня опера принимали после очередного скока и перед тем как в СИЗО упаковать, говорят: «Снимай крест!» Я: «Не буду крест снимать!» - «Снимай крест!» - «Не буду снимать!..» А у меня крест был на шнурке из кожаного солдатского ремня, нипочем не порвешь. Ну, они меня и повесили за этот крест на крюк. В стене крюк был...»

Спрашиваю: «Ну и что, долго ты висел?» Он говорит: «Не знаю. Я повисел, повисел, потом сознание потерял. Очнулся уже в камере, без креста...»

Бывалые зэки говорят, что сидеть сейчас даже тяжелее, чем раньше, в СССР. Особенно на «красных» зонах. Раньше их называли «сучьими». Это зоны, где администрация контролирует все аспекты внутренней жизни спецконтингента с помощью так называемых активистов, или «козлов», которые за послабление режима готовы на любую подлость... Если в советское время на зону в 1000-1500 человек был один «кум», то есть оперативный уполномоченный, то сейчас на таких зонах работает целый отдел. И оперов может быть уже 5-10 человек...

Думаю, это связано с тем, что в девяностые на волне повальной приватизации всего и вся зоны тоже были «приватизированы» и стали рассматриваться администрацией как источник личного дохода - иногда законного, иногда незаконного. В качестве дешевой рабочей силы на этих частных предприятиях выступают зэки, а в качестве надсмотрщиков - опера.

А главное - качество самих людей сильно изменилось. Сейчас процентов 80 зэков - это наркоманы. Отсюда эрозия понятий и отношений. Наркомания, как ржа, разъедает людей. Поэтому внутреннее состояние зон сейчас тяжелое, и сидеть нелегко, конечно. Кроме того, у ФСИН появилось специальное орудие подавления - тюремный спецназ «Тайфун». Это такая зондеркоманда, в которой все заточено специально под задачу ломать зоны, блатных авторитетов (так называемых черноходов) и вообще всех недовольных.



* * *



Тайфуновцы меня избили в прошлом году. Полученные повреждения позволяют мне оформить инвалидность, но, естественно, представителям правоохранительных органов очень не хочется, чтобы эта инвалидность была зафиксирована документально. Человек пришел здоровым, а уходить будет инвалидом - как-то это совсем не комильфо. Поэтому возникают всяческие препятствия бюрократического характера на пути к тому, чтобы оформить инвалидность юридически. Нужна трудовая книжка, целый ряд документов, которые я, находясь в заключении, могу получить только через свое тюремное начальство. В результате эта волынка тянется уже несколько месяцев, и конца края не видать.

И за что избили-то. По большому счету поводом стало то, что, отбывая срок по 282-й статье - «За разжигание межнациональной розни», я вступился за азербайджанца. Когда я заехал в карантин на Борисову Гриву, то увидел, что в первый же вечер активисты отволокли его в уголок, который не просматривается камерами, и начали мутузить. Он за них отказался пол мыть, ну и понеслось... Я его у них отбил, и они не стали со мной связываться.

Вероятно, потому-то начальство и боится «русских экстремистов». Всюду, куда я приезжал, перед этим собирали «актив». «Актив» - это то, что раньше называлось «суки», или «козлы». Их собирали, говорили, что едет такой страшный экстремист. «Смотрите, чтоб, не дай бог, никто с ним не общался». Потом собирали зэков и тоже предупреждали, инструктировали.

Иногда очень смешно получалось. Меня в апреле 2011 года везли в Борисову Гриву через обуховскую пересылку. Я в пересылке этой сидел в одной камере с молодым парнишкой. Он только-только с малолетки. Сел по 161-й статье, за грабеж. Зовут Миха. Мы с ним сидели там по-дружески, я с ним чаем делился, разговаривали за жизнь. И вот я приезжаю в Борисову Гриву - и мне навстречу идет этот Миха. Я ему говорю: «Миха, здравствуй!» Молчит. Я: «Миха!» Он остановился. «Здравствуй!» - говорю. А он вдруг повернулся - и бегом от меня. Оказывается, их всех собрали и сказали: «Скоро приедет страшный русский экстремист. Чтоб ни в коем случае никто с ним не общался! Смотрите: ни-ни-ни-ни-ни!»

Поэтому и «козлы» в карантине со мной связываться не стали. Но начальству, естественно, настучали. На следующий день в карантин пришли представители администрации, всех построили и начали у этого азербайджанца выяснять: «Кто тебя бил?» А обычно это выясняется таким аккуратненьким способом под ребра: «А что произошло? Тебя так били? Или так? Кто видел, что тебя били?» Я сказал, что я видел. В итоге, видимо, хозяину, то есть начальнику зоны, об этом доложили, и он решил, что такого наглого кадра нужно срочно поставить на место, иначе будет напряженно. Таким образом, сидя по 282-й статье, я пострадал за дружбу народов.

Азер этот - Супхан Нагиев его зовут - потом сбежал. И его, по-моему, до сих пор не нашли. Я видел, когда меня на суд возили: висят его цветные фотографии и написано: «Сбежал особо опасный преступник». Ну смех и грех! Он на самом деле торговец. Он торговал корюшкой всю жизнь. И был у него один постоянный покупатель, с которым хорошие отношения наладились. Покупатель тот оказался милицейским генералом, ни больше ни меньше. Так он как-то в порыве гуманизма свою визитку Супхану дал и говорит: «На, Супхан, если вдруг будут какие-то проблемы там со стороны наших ментов, звони, и мы все разрулим». Ну, Супхан эту визиточку взял и сохранил.

А через некоторое время пришли к нему злые менты и сказали: «Слушай, с тебя за торговое место 14 тысяч!» Он говорит: «Как так! Какие еще 14 тысяч?» То есть он понимает, что для того, чтобы торговать, нужно взятку дать. Но взятку нужно давать один раз, а не два раза. «Как так? Мой брат уже платил вашему начальству!» Те говорят: «Не знаем про начальство ничего. Нам плати 14 тысяч, и всё». - «Не дам!» Ну они эту корюшку ему на асфальт вывалили, хвать его и отвезли в отделение к себе. Подержали в отделении какое-то время, три-четыре часа, потом выгнали и сказали: «Ну вот, так будет каждый день, пока ты деньги не заплатишь!»

А Супхан взял визиточку, которую ему дал тот генерал, позвонил ему и рассказал всю историю. Генерал возмутился, говорит: «Не дам обижать азера, который меня корюшкой снабжает!» и прислал в отделение милиции, где Супхана прессовали, каких-то проверяющих. Они приехали, а там менты все, естественно, пьяные. Ну, и получили по сусалам: кого уволили, кого перевели в другое место, кого понизили в должности и т.д. А Супхан продолжает героически торговать своей корюшкой, уверенный, что справедливость восторжествовала, что все хорошо, все замечательно.

Проходит после этого... я уж не помню, он мне рассказывал... год, что ли... Он себе идет спокойно, как честный гражданин идет, и около станции метро встречает наряд ментовский. А в этом наряде как раз те самые мусора, которые из-за него пострадали. Они ему и говорят: «О-о-о, дорогой! Да ты ведь только что украл кошелек!» Хвать его под микитки и, как Жеглов Кирпичу, суют недолго думая кошелек в карман! И всё - 158-я, часть вторая: «кража с отягчающими»! И получает Супхан два года. Приезжает сперва в Кресты, а потом в Борисову Гриву, где мы, собственно, с ним и встретились...



* * *



У меня с нацменами, как правило, складывались ровные отношения. Я им всегда говорил в глаза: «Ребята, вы все прозрачные. Если у русского человека еще есть какая-то загадочность в душе, то есть непонятно, что он будет делать в той или иной ситуации, то с вами все предельно просто. Вы заезжаете на зону и первым делом начинаете жалом водить: где сила, у кого власть? Если она в левом углу - значит, вы будете в левом углу кучковаться, если сила в правом - значит, в правом. Если зона «красная» - значит, вы будете с ментами дружить, если зона «черная» - значит, будете под блатными ходить». Это, конечно, грубовато, но смысл именно такой.

Жителям Кавказа и Средней Азии несвойственна нравственная проблематика, так сказать, страдания русской души: а правильно ли я поступил, а честно ли это, по совести ли это? Им свойственна прагматичность: «Где сегодня сила? Где выгода?.. Значит, я буду там».

Морщатся, конечно, когда им об этом напоминаешь, но поскольку я это говорю, не желая обидеть или оскорбить, а просто констатируя факты, да и сами они понимают, что я прав... морщатся-морщатся, но уважают... Вообще говоря, зэки на зонах прекрасно национальную проблематику понимают. И никакой толерантности там не присутствует. Это просто неправильно, не по понятиям. Там если ты еврей - то еврей, если цыган - то цыган, если ты русский - то русский, если азербайджанец - то азербайджанец. Все прекрасно понимают, что твоя национальность является важнейшей характеристикой твоей жизни, важнейшей характеристикой твоего положения.

Например, по понятиям цыган или нохч (то есть чечен, ингуш) не может быть вором. Просто по национальной принадлежности. Если ты чечен, то как бы ты ни был авторитетен, как бы ни был уважаем, какие бы за тобой героические деяния в твоей области ни числились, вором тебе не быть. Шапку не получишь. Короновать тебя не будут. Почему так?

Криминальная жизнь достаточно напряженная и требует серьезных волевых качеств, серьезных организационных способностей от тех людей, которые по этому пути идут. А опыт свидетельствует, что, скажем, чеченец... он может быть весьма достойным человеком во всех отношениях, но никогда не сможет беспристрастно рассудить, если в ситуации замешан какой-то его соплеменник или родственник. Это невозможно. А настоящий вор должен быть беспристрастен. Впрочем, классические воровские понятия сейчас сильно размыты...



* * *



Когда я в Княжеве сидел, я оказался в няньках у настоящего курда. Его звали Джалали Сабах Али. И он сидел за незаконное пересечение российской границы. Сперва никто и не знал, что он курд. А потом он перестал выходить на построения. Спрашивают: чего не выходит? А он, оказывается, лежит - пять дней не ел. Начинают разбираться - почему не ел? Выясняется: был один-единственный человек, который мог с ним общаться, узбек. На фарси они с ним разговаривали. Но поскольку узбек мусульманин, а Джалали Сабах Али зороастриец, огнепоклонник, то они в религиозной области не сошлись. В богословской тематике, так сказать, разошлись во мнениях и перестали друг с другом разговаривать. И не осталось никого, кто мог с этим курдом общаться.

Его пытаются спросить: что такое, почему ты лежишь, не встаешь, почему не ешь? Но как спросить, непонятно. Выгнали его на построение. На улице минус двадцать, а он даже без ватника. Я случайно рядом оказался и по-английски его спросил, думал, может быть, поймет? И оказалось, что он достаточно хорошо по-английски говорит. В результате меня начальство местное на зоне попросило за этим курдом последить, чтобы с ним ничего не случилось. Они скандала боялись. Сам этот курд из Ирака. Но не из Северного Ирака, где в основном курды живут, а из Южного. Там где-то в районе Басры есть курдские общины. И он лет двадцать назад оттуда в результате какой-то местной резни бежал в Иран. Потом там тоже началась какая-то межплеменная война, и из Ирана он уже по программе ООН для беженцев попал в Индонезию. Из Индонезии, опять же по программе ООН, его переместили почему-то... в Норвегию. Потом он жил в Швеции, в Финляндии, и в конце концов решил: что я, собственно говоря, мотаюсь по всему миру, вернусь-ка я на родину... А как можно из Швеции вернуться в Ирак кратчайшим путем? Через Россию, конечно! И вот он пошел.

Его в Выборге арестовали за незаконное пересечение границы и посадили. Он довольно долго даже не верил, что он в России. Говорил мне: «Я знаю, арестовали меня в России, в Выборге. Но потом вывезли. Это не Россия». Спрашиваю: «Почему не Россия-то?» - «А я, - говорит, - посчитал: вот здесь солнце восходит, здесь заходит, то-сё, широта, склонение...» Долго мне его пришлось убеждать, что он в российской тюрьме сидит...

Так вот, у него при аресте было изъято довольно много ценностей: около двух тысяч долларов, двести швейцарских франков, фамильный серебряный перстень с рубином... А поскольку операция проводилась совместно финскими полицейскими и нашими ментами, нашим пришлось составить официальный протокол. Так бы они, естественно, все его деньги по карманам распихали, но при финнах постеснялись. И у Джалали Сабах Али на руках осталась копия протокола, что у него доблестной российской милицией изъято «20 банкнот по 100 долларов, 200 швейцарских франков» и всякие прочие вещи.

Встает вопрос: ему скоро освобождаться, надо всё возвращать, а где взять? В лучшем случае это всё там, в Выборге. Если вообще еще цело. Ну, начальство меня попросило как-то урегулировать этот вопрос. И ведь урегулировали! Я с ним побеседовал и начальству объяснил, что если курду денег не вернут, он сразу после освобождения поедет в Питер, в норвежское консульство, и устроит там международный скандал. И, представьте себе, ценности нашлись! Правда, не сразу...

В общем, был я этому курду родной матерью, как Малыш Карлсону. Я оперу потом говорю: «Гражданин начальник, оцените юмор ситуации: я сижу по второй части 282-й статьи. По второй! Разжигание, да еще с отягчающими. И вот я, как Малыш за Карлсоном, не щадя живота своего хожу за курдом...» А он мне: «Всё-всё, не говори ничего больше. Понимаю. Да, смешно».



* * *



С евреями я тоже на зоне интересный опыт получил. В Борисовой Гриве сидел со мной Марк Коростошевский. Его родители вывезли из Советского Союза, когда он был совсем маленьким, в Израиль. И он там, в Израиле, учился в ешиве хасидской, такой ортодоксальной иудейской школе. Правда, в результате обучения религиозный аспект жизни как-то просвистел совершенно мимо него. По-моему, я про иудаизм знал больше, чем он. Он служил в израильской армии, причем в боевых частях. Потом понял, что на исторической родине ему не очень комфортно, и вернулся в Россию. Здесь женился, у него родился ребенок, но гражданство российское восстановить не успел. И угодил в ДТП со смертельным исходом, сбил человека. Так и попал в тюрьму.

Мы с ним много беседовали. В тюрьме все скучены на одном пятачке, деваться некуда - разговоры длинные... Ну где бы я еще получил из первых рук информацию о том, как обучают в ешиве, как устроен быт израильского солдата? Причем я не скрывал, за что сижу, - он прекрасно это знал. Шутили по этому поводу. Я говорю: «Марик, ты мне как старому и закоренелому антисемиту расскажи про это и про то... Я же должен повышать свой уровень, так сказать, квалификации...»

В общем, вывод из своего общения с нацменами на зоне я сделал такой: если убрать давление антирусской власти, убрать эту бредовую «толерантность», то межнациональные отношения быстро гармонизируются, приходят в норму. Потому что если на них извне ничто не давит, то сама жизнь быстро всё расставляет по местам... Конечно, возможны конфликты, недоразумения, но они при желании легко решаются.

Бог даровал русскому человеку уникальную способность - чувствовать, понимать всех и со всеми поддерживать добрые отношения в рамках взаимного уважения. Но только это уважение обязательно должно быть взаимным! Необходимым условием такого уважения является признание того факта, что Россия - государство русского народа, что русский человек здесь главный. Не потому главный, что он большой начальник и на черной «Волге» ездит, а потому, что подвигами, слезами и кровью десятков поколений его славных предков была создана эта великая страна. Если признать этот очевидный и фундаментальный факт, тогда все межнациональные проблемы будут решаться очень быстро.

А в современной дерьмократической России национальные проблемы не имеют решения. Точнее говоря, они решаются только с «Калашниковым» в руках. Ответом на антирусский беспредел становятся Кондопога и Манежка, когда русский ОМОН вынужден защищать нацменов от русской же разъяренной толпы.



* * *



Закаляет ли тюрьма дух? Кого-то тюрьма закаляет, кого-то ломает. В целом тюрьма - это очень серьезный опыт. Есть классический афоризм: «Каждый мужчина должен родить ребенка, посадить дерево и построить дом». Я бы сказал, что это программа-минимум. А для того чтобы познать полноту жизни, необходимы еще два пункта: каждый мужчина должен повоевать и посидеть в тюрьме. У меня к пятидесяти годам из этих пяти пунктов было реализовано четыре. С домом, деревом и сыном у меня давно всё в порядке. Повоевать я успел в советские времена - еще в 1983 году меня родное государство наградило медалью «За боевые заслуги». Так что отсутствовал только один пункт, - тюрьма. Теперь я эту графу успешно закрыл, и можно считать, что жизненная программа выполнена.

А если говорить серьезно, то любая критическая ситуация проверяет человека на прочность. Если человек честен перед самим собой, перед Богом и людьми, если старается жить по совести, то тюрьма дает ему драгоценнейший опыт, делает его искусным в преодолении скорбей и бед, в противостоянии жизненным сложностям.

Для верующего человека тюрьма - это благодатный опыт милосердия Божия, опыт небесной помощи, заступления и спасения. Потому что если не Господь Бог, то никто! Если Бог поможет, то ты и в тюрьме будешь жить. Если же ты без Бога в душе, то можешь и на золотых блюдах есть, а чувствовать, как в аду на сковородке.

Поэтому я бы свой тюремный опыт сформулировал так: русские люди, не бойтесь ничего! Не бойтесь вы этой наглой русофобской сволочи, не бойтесь их угроз, всех этих вражьих либеральных воплей, бесовских сценариев, наветов. Если с нами Бог, то кто против нас? Если мы не струсим, останемся верными Господу Богу, своему промыслительному долгу, не предадим свою веру, Родину, свой народ, то уж Господь Бог никогда не предаст и не отступит от нас.

На своей земле нам нечего бояться. Это наша страна, наше государство! Все эти разномастные оккупанты владеют нами сегодня вовсе не потому, что они очень сильные, но потому, что мы слабые. Слабые духом, верой, волей к победе. Нам не хватает исконной русской жертвенности, самоотверженности, готовности идти на смерть за родные святыни. Мы сами даем нашим врагам возможность властвовать над нами своим эгоизмом, себялюбием, духовной ленью. Если бы мы покаялись и исправились, то в кратчайшие сроки с помощью Божией даже запаха бы этой богоборческой русофобской нечисти на Руси не осталось!



* * *



Иные меня представляли непримиримым борцом с режимом. Но я не был «борцом с режимом». Я был и всегда буду борцом с врагами Господа моего Иисуса Христа и моего родного русского народа. Это главное, а режим - дело десятое... Тут важно помнить, что Российское государство - это дар Божий, который дан русскому народу для того, чтобы он мог достойно нести свое промыслительное мессианское служение. Государство это было создано на протяжении веков слезами, потом и кровью десятков поколений наших великих и славных предков. Сегодня мы его потеряли и должны вернуть назад. Вот и вся моя политическая премудрость.

Сейчас, на мой взгляд, наметились некоторые слабые признаки того, что можно что-то изменить. Во власти появились прагматики, чтобы не сказать циники, и целый комплекс внутренних и внешних причин, который подталкивает их к изменениям.

Во-первых, им стало очевидно, что в рамках старого либерально-русофобского сценария страной уже просто невозможно управлять. В рамках этого стереотипа, который требует подавления всего патриотического, всего русского, всего неподконтрольного «креативной» либеральной тусовке, страной управлять сейчас нельзя - это путь в пропасть.

Внешний фактор, на мой взгляд, заключается в том, что давление на Россию извне постоянно растет. Мир балансирует на грани большой войны - это уже очевидно для любого внимательного наблюдателя. Мы стоим накануне грандиозных глобальных катаклизмов. Возьмите любой регион, будь то Европа или Ближний Восток, он насквозь пропитан ненавистью межнациональных, межрелигиозных, социальных конфликтов и противоречий. Сегодня весь мир - большая пороховая бочка.

В этой ситуации любая российская власть, независимо от персоналий, которые сидят в Кремле, должна будет решить непростую задачу: как выжить? Что касается лично Путина, то у него перед глазами есть пример Милошевича, Хусейна, Каддафи. Я думаю, что повторять их судьбу ему никак не хочется. Приходится задуматься: в случае серьезного конфликта, если Россия встанет лицом к лицу с большой войной, кто будет защищать страну? Джигиты Кадырова будут защищать Кремль? Нет, конечно, это сможет сделать и исключительно русский народ!

Поэтому, чем сложнее будет международная обстановка, тем бо¢льшую важность для Кремля будет приобретать русский вопрос, и тем больше будет аргументов в пользу того, чтобы изменить прежний антирусский курс и дать возможность русским хоть немного прийти в себя после безумного либерально-демократического погрома последних двадцати лет.

Но любое движение Кремля в этом направлении встречает ожесточенное сопротивление либерально-богоборческой, русофобской части современной политической «элиты» внутри России. И политический класс, и информационная элита, и прослойка наших экономически наиболее успешных граждан вопиюще деформированы. Русский народ на собственной земле сегодня является народом угнетенным, второсортным.

Последние два десятилетия нами управляли откровенные русофобы с помощью двух рычагов: останкинской иглы и нефтяной трубы. Дальше это неперспективно. Народное недовольство зреет и начинает обретать новое качество, его уже невозможно сдержать старыми методами. Если произойдет переход Кремля на патриотические позиции - это будет означать полный провал попыток мировой закулисы взять под контроль развитие российской государственности.

Немало передумал я и о непримиримых «друзьях-патриотах». Складывается впечатление, что «непримиримые» просто ничего другого не умеют, кроме как по поводу и без повода ругать любую власть - светскую ли, церковную. А спросите у таких непримиримых: что они сами-то сделали для русского национально-освободительного движения? Какие результаты своей суперпринципиальной деятельности они могут предъявить людям, кроме бесконечной ругани на «патриотических» форумах и язвительных комментариев к чужим статьям?

Когда прокуратура закрывала газету «Русь Православная», когда спецназ с автоматами брал штурмом видеостудию «Поле Куликово», когда я, избитый «Тайфуном», валялся в карцере в одиночке, а моего 14-летнего сына со сломанным носом героические мусора пытались забрать у матери и упечь в детоприемник «за фашизм», - где были эти «принципиальные» критики? Сидели по домам на мягких диванах и печатали на своих компах под липовыми никами крутые националистические посты о «страдальце Душенове»!

Думаю, я имею полное право говорить о нынешнем режиме то, что считаю нужным. Как ругать его, так и хвалить. Я это право приобрел на зоне, в штрафном изоляторе, а не на «патриотических» фуршетах и не в президиумах партийных съездов. И за базар свой всегда готов ответить. Ситуация стара как мир. Одни, защищая свои жизненные идеалы и религиозные святыни, проливают кровь, а другие - чернила. И те, которые проливают чернила, как правило, очень не любят тех, кто готов расписываться кровью. «Чернильные» писатели пытаются компенсировать недостаток мужества и воли показной непримиримостью, трескучим радикализмом политических лозунгов и хлопушками громких фраз.

Так всегда было. Бог им судья. Он, в отличие от человеков, не на лица смотрит, а зрит прямо в сердце.

Европейские стандарты сексуального воспитания детей

АВТОР СТАТЬИ: beriozka_rus


1 октября Россия Постоянный представитель России при Совете Европы Александр Алексеев, в соответствии с распоряжением Президента РФ, подписал в Страсбурге международную Конвенцию по защите прав детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия.



В Европе существуют Стандарты сексуального воспитания, разработанные Европейским бюро ВОЗ и ФЦПСЗ (Федеральным центром просвещения в сфере здравоохранения), которые разработаны для лиц, определяющих политику, руководителей и специалистов в области образования и здравоохранения. Эти Стандарты, которые уже переведены на русский, имеют все шансы быть приняты у нас.


Вот какие интересные статьи есть в этих Стандартах сексуального воспитания, которые Россию тоже теперь обяжут вводить:


стр.46

« В возрасте 0-4 лет необходимо предоставлять информацию (список неполный)

— о разных видах любви;

— об ощущении радости и удовольствия от прикосновения к собственному телу, мастурбации в раннем возрасте;

— о разных видах любви.»


стр.48:

«В возрасте 4-6 лет надо продолжать давать информацию

— о мастурбации в раннем возрасте;

— о значении и выражении сексуальности;

— о сексуальных ощущениях.»


Есть примечательная статья, которая называется "1.3 Почему надо начинать сексуальное образование до четырех лет? "


У меня не вызывает никаких сомнений, что данное пособие по сексуальному воспитанию  больше навредит подросткам, что в итоге скажется на распущенности целого поколения. Тем более если это делать в столь раннем возрасте, когда у ребенка еще не до конца сформированы ценности и понимание, что хорошо и что плохо.





Источник: блог Николая Старикова

Патриоты всех стран, объединяйтесь!

Патриотизм восходит к греческому слову «Отечество». И под патриотизмом мы понимаем «любовь к своему Отечеству». При этом нужно понимать, что нельзя любить «своё именно» Отечество, если человек не понимает и не чувствует, чем «его» Отечество отличается от «Отечеств» других народов.



Любовь к своему Отечеству подразумевает любовь к своему народу, к особенностям именно своего народа, к тому, что именно отличает свой народ от не своего. Патриотизм подразумевает право любого народа на свои особенности и свой путь, так как только тогда можно требовать для себя возможности идти путём своего особенного развития, когда имеешь возможность предоставить такое же право для других народов.


В этом и есть отличительная особенность патриотизма от национализма и его крайней ступени — нацизма.


С этой точки зрения современный глобализм есть сегодняшняя реинкарнация фашизма. Так как он последовательно стирает грани между народами и ликвидирует сам смысл «любви к своему Отечеству» как любви к своему народу, своей культуре, своей земле и преданность этим понятиям. При этом глобализм неизбежно делит народы на высшие и низшие-второсортные. Высшие — это те, кто прошёл дальше по пути «глобализации» по сравнению с теми, кто, с точки зрения глобализаторов, отстаёт на этом пути.


Отсюда, становятся возможными любые действия «высших» народов по отношению к «второсортным», применение любого насилия оправдывается необходимостью «подтолкнуть» «второсортные» народы идти быстрее по пути, начертанному «высшими». То есть по пути глобализации. Альтернатива этому предлагается лишь в виде уничтожения «отсталых», «средневековых» и других прочих недоглобализированных обществ и народов. И чем же это отличается от теории превосходства «высшей арийской расы» над другими?


С этой точки зрения, назрел новый лозунг: «Патриоты всех стран, объединяйтесь!».


Назрел, так как любой патриотизм любого народа, понимаемый нами как любовь к своему Отечеству, может помочь объединить усилия в противостоянии «новому фашизму». Общие усилия патриотов разных стран могут ослабить, а в перспективе и победить «новых фашистов», выступающих на сегодняшний день не под знамёнами превосходства одной нации над другой, а под знамёнами глобализации.


Под знамёнами, где степень близости, важности и нужности человека или всего народа определяется не «качеством крови», а отношением к глобализации и стиранию национальных различий. Чем либеральнее человек, чем либеральнее народ и страна, чем меньше в них осталось национального и отличительного, тем ближе он к новым фашистам — глобализаторам. И наоборот, чем больше человек патриотичен, чем больше народ или страна пытаются сохранить свои, присущие только им отличия, тем более сильную ненависть они вызывают. Тем более «отсталыми и реакционными» они объявляются.


Русский патриотизм — он изначально интернационалистичен. На громадной территории государствообразующим русским народом успешно осуществлен новый цивилизационный проект. В котором не исчез ни один малый или крупный народ. Потому что суть русского цивилизационного проекта — не в стирании национальных и культурных граней, а, наоборот, в их сохранении.


Русский проект, русская форма сосуществования разных народов и народностей — это практика для патриотов всех стран.

Это бесценный опыт. Это альтернатива глобализаторам.

Это реалистичный путь, проверенный веками и реализованный русским народом.


Патриоты всех стран, объединяйтесь!





Источник: блог Николая Старикова

Новейшая история. Интеллигенция. Свидетельство о смерти.

ОППЫ

Недавно поэт и деятель оппозиции Дмитрий Быков вновь уличил соотечественников в нелюбви к самому умному и совестливому российскому сословию – мол, стоит русскому общественному движению получить по носу, все дружно начинают ругать интеллигенцию. Это всё от страха и низкопоклонства перед начальством.
Успешный литератор заверил аудиторию в том, что в России «кроме интеллигенции, давно уже ничего действующего, мыслящего, шевелящегося попросту нет». Именно поэтому её делают козлом отпущения. Между тем интеллигенция – «самая умная часть народа», считает Быков, и если эта часть «далека» от целого, то виновато целое, то есть народ.

«Скрипач не нужен»

Декларируя этот интеллигентский символ веры, Быков картинно обижается на авторов исторического сборника «Вехи», чей антиинтеллигентский пафос считает позорным. Не потому, что пафос этот несправедлив, а потому, что несвоевременен. Вот подождали бы господа хорошие, пока победит революция, а потом бы и критиковали. Революция, как известно, победила через восемь лет. После чего критикам пришлось уплыть на пресловутом философском пароходе. Словно спохватываясь на этот счёт, Быков добавляет в свой мессидж публицистического пара и стремится ещё более неистово, чем только что от «веховцев», откреститься от В.И. Ленина, который, как известно, авторов «Вех» тоже не жаловал.
«Нет, я не Ленин, я другой!» – застыв в этой поэтической позе, Дмитрий Быков так и пребывает до последних строк своего памфлета.
Странно то, что Быков поднял интеллигентскую (и по содержанию, и по принадлежности) тему именно сейчас. Логичнее было это сделать весной двенадцатого года, когда на «болотные» митинги в одной компании с вождями оппозиции собирались граждане поэты. Когда маршем шли по Москве писатели, а актуальные художники готовились к взятию амвона в храме Христа Спасителя.
Хороша ложка к обеду. Тогда, в эти несколько месяцев, разговор о судьбах российской интеллигенции был кстати. Но Быков выбрал другое время. Сегодня об интеллигенции молчат. Почему же мыслящее сообщество безмолвствует?
Мне кажется, сегодня уже можно уверенно ответить на этот вопрос. Судя по всему, это не просто неподходящий момент для разговора. Это навсегда. Общественный ландшафт изменился настолько, что интеллигенция как социальное единство, во-первых, распалась, во-вторых, перестала играть какую-либо роль в общественных процессах.
Постсоветская либерализация большевизма запустила процесс расслоения интеллигенции. Ещё при Ельцине этот советский монолит начал трагически распадаться на взвесь и осадок. Отдельные представители бывшего «мыслящего сословия» стали статусными и гламурными, остальные слились с массой бюджетников, презираемых «реальными пацанами» новорусской эпохи. Те, кого власть взяла на службу, предали в беде тех, кто остался за бортом «рыночных преобразований».
О советской интеллигенции стоит сказать особо. Провозглашая оппозицию советской власти устами наиболее привилегированных своих представителей, она и не подозревала, что рубит сук, на котором сидит. Да, советская власть давила идеологией и репрессиями, но интеллигенция, иногда ручная, иногда фрондирующая, была ей нужна. Режиссёры–писатели–актёры считались украшением государственного здания, чем-то вроде химер на соборах. С ними носились, их обхаживали.
А вот в условиях диктатуры рынка нет никакой необходимости в существовании этой чудаковатой прослойки, которая вечно «вписывается» за мировую культуру и хочет просвещать массы. Зачем она нужна?
Но дело в том, что этот самый «миркульт» – трудноусваиваемая пища для мозгов постсоветского обывателя. А просвещать его, как при старом советском режиме, сегодня некому. Наоборот, образовательный стандарт сокращают, общество оглупляют реформой образования, подгоняют остатки знаний под ЕГЭ-тесты. При этом бывшие интеллигенты зачастую искренне аплодируют. Но, несмотря на все прежние и нынешние овации новому режиму, интеллигенции пришлось сойти с исторической сцены. Как было сказано в известном фильме Георгия Данелии: «Скрипач не нужен».
Новое общество, которое строится сегодня, – это общество сырьевых магнатов, клерков и мойщиков окон. Разумеется, интеллигенции в нём нет места. Культур- и политтехнологи – те пока ещё нужны, им поручено обслуживать многочисленные культы этого «дивного нового мира». Но речь при этом идёт о весьма небольшой группе людей, которые знают друг друга по именам и составляют маленькую секту. Отнюдь не о классе и не о сословии.


Ген смерти


Именно сейчас, когда интеллигенция уходит в прошлое, многое в её судьбе стало яснее. Само понятие «российская интеллигенция» обнаружило свою местечковость и тавтологичность. Интеллигенция потому, кстати, и потерпела историческое поражение, что была явлением глубоко почвенным и провинциальным – вопреки своим зачастую ультразападническим взглядам. Почему?
В Европе, как известно, термин «интеллигенция» указывает просто на образованных людей, интеллектуалов, и ничего более не означает. В России же он долго обозначал замкнутое в себе сословие с амбициями учителей нации и подателей благ мировой культуры. Между прочим, последнее обстоятельство решительно опровергает тезис самих интеллигентских вождей об интеллигенции как творческом сословии. Всё ровно наоборот. Европейские интеллектуалы именно что создавали пресловутую «духовку», каждый на свой национальный лад. Российская же интеллигенция жила тем, что пыталась продавать на внутреннем рынке ценности, созданные этими интеллектуалами, но даже не умела их как следует усвоить. То есть никакой интеллектуальной самостоятельностью она не обладала и приобретать её не собиралась. Она попросту гнала контрафакт. Творческая вторичность – вот её главная черта.
Таким образом, интеллигенция и весь её modus vivendi – явление сугубо местное, российское и глубоко почвенное. Никаких европейских аналогов оно не имеет. Поэтому чем большими «западниками» считались те или иные интеллигентские группы (покажите мне хоть одного «западника» в Европе), тем большими почвенниками они были de facto, не в обиду официальным почвенникам будь сказано.
Неудивительно, что эпоха пост­модерна съела бывших «учителей нации» – во всём вторичных и не имевших навыков духовного самостояния. А что в этом удивительного: ведь постмодерн и есть диктатура вторичности, симуляции. Имели ли представители интеллигентского слоя волю и духовный ресурс для сопротивления? Ответ очевиден. Напротив, насколько это было возможно, они симулировали свою былую идентичность и, так сказать, обозначали присутствие. Но в конце концов даже такая стилизация сделалась невозможной: слишком изменился социокультурный контекст.
Так в нашей стране вслед за крестьянством и пролетариатом умерла интеллигенция. Причём ген смерти был заложен в её организме с самого начала. Новая политическая реальность всего лишь активировала его.

«Религия матрицы»

Но, как известно, свято место пусто не бывает. Где нет претензий на национальное водительство, пусть и несостоятельных, там начинается прямая манипуляция сознанием масс. Именно эти функции выполняют те, кто пришёл на место уничтоженной интеллигенции. Это так называемый креативный класс, о котором не первый год стоит звон в корпоративных и государственных СМИ. Что это такое? Новая примитивная общность, паразитирующая социальная прослойка. Только она продаёт и навязывает массам не идеологию и мировоззрение, как это делали менторствующие интеллигенты, а готовые стандарты потребления и модели поведения, неизбежные в условиях победившего рыночного фундаментализма. Всё это навязывается в чистом виде, без интеллигентского гарнира в виде «духовки». В антиглобалистских кругах это блюдо поэтично называют «религией матрицы».
«Креативные» – преемники интеллигентов в том, что касается эпигонства и потребительской психологии. Но если интеллигенция осуществляла эту функцию в рамках культурной парадигмы, то «креативные» реализуют её в товарных фетишах и символах гламурного образа жизни.
Но, как бы там ни было, произошло то, что произошло. Социальное тело интеллигенции стало экспонатом исторической кунсткамеры. Ломание копий вокруг этого факта выглядит весьма трагикомично, поскольку предмет дискуссии иллюзорен. Пора похоронить усопшего со всеми полагающимися почестями.

НУЖЕН НОВЫЙ СЛОЙ

Но, прежде чем дело дойдёт до похоронного ритуала, следует констатировать смерть как медицинский факт. Здесь важны формальности. Это не каприз и не поза. Смерть необходимо удостоверить официально – каковую цель, в частности, преследует настоящая статья. Без этой формальности социальное тело покойного ещё живёт, в то время как тело биологическое уже затвердело. Мало того, иногда социальную жизнь искусственно продлевают. Например, кто-нибудь не в меру находчивый, переклеив фотографию в паспорте, может воспользоваться документами умершего. Иногда с их помощью удаётся продать оставшуюся от покойного жилплощадь. И тогда апартаменты отходят не государству или наследникам, а – по демпинговой цене – в чужие руки.
Что такое «квартира» старой интеллигенции? Это её общественная ниша и вечные претензии на роль нового дворянства. Всё это по логике вещей должно аннигилироваться в потоке истории. Но не всех такая ситуация устраивает. Иные готовы, используя подлог, продлить покойному его бумажную жизнь.
Например, болотные вожди. Выводя на улицу «рассерженных горожан», они, как известно, нарекли их «новой интеллигенцией». То есть людьми с умом, честью и совестью. Ум, по мысли оппозиционных лидеров, заключался в том, что оные горожане жили «креативом», – то есть, к примеру, исполняли обязанности офис-менеджеров и копирайтеров, вкладывая в эти занятия данные им Богом таланты. Ну а честь и совесть – это ещё проще. За совестью и честью надо было приехать в центр Москвы с белой ленточкой на лацкане. Там люди, подобные доброму Гудвину из «Изумрудного города», раздавали эти моральные достоинства щедрою рукой. В расчёте на будущую поддержку. Но авансы не оправдались. Тренд «нью-интеллигенции» не задался: представители «мидлл-класса» плохо усваивали тонкие градации интеллигентской этики. Да и сами протесты сдулись, как только левое большинство поняло, что либеральные вожди добиваются не смены системы, а всего лишь смены караула.
На самом деле интеллигенция не может воскреснуть. Новая интеллигенция, по сути, невозможна. Да и не нужна.
Нужен новый слой. Слой органических интеллектуалов, уважающих национальные ценности, принципы социальной справедливости и нравственные нормы, включая православную этику. Только такая общность может составить конкуренцию «креативному» классу, который живёт на информационную ренту и формирует ложное сознание российского большинства.

Александр ЩИПКОВ

http://www.lgz.ru/article/20342

Концлагерь для алеутов

Алеутские о-ва

В первом специальном докладе МИД РФ о положении с правами человека в США, вынесенном на слушания в Госдуме 22 октября 2012 г., были приведены многочисленные факты дискриминации по расовому и религиозному признаку в жизни американских граждан. О том же рассказывает и вышедший недавно фильм «Алеутская история», посвящённый кошмарным событиям 1942 года - депортации жителей Алеутских островов и островов Прибылова. Большинству современных американцев эта история неведома до сих пор…

О депортации японцев американская общественность более или менее осведомлена. В 1940-х главным врагом Соединённых Штатов на Тихом океане была Япония. И хотя боевые действия американских войск против Японии шли за тысячи миль от территории США, более 120 000 японцев были насильственно депортированы с западного побережья США и помещены в т.н. центры перемещения. Свыше 60% из них имели гражданство США.

Антияпонские настроения достигли тогда своего пика, что неудивительно: ведь в некоторых штатах Америки уже в начале 1900-х существовали законы, запрещающие межрасовые браки белых с азиатами. В пору массовой депортации японцев их сравнивали с гадюками, на улицах американских городов висели плакаты с уродливыми изображениями японцев как кровожадной и подлой расы. Подчёркиваю, это касалось американцев японского происхождения, а не тех, кто проживал в Японии. Аресту подвергались даже дети-сироты и те, в ком японской крови было всего 1/16! Японцев перемещали с восточного и западного побережья вглубь американской территории, поселяя в бараках, не подходящих для скученного проживания и морозных зим. Тех, кто осмеливался выходить за ограждения, ожидала пуля часового.

После атак японской авиации на Уналашку судьбу японцев повторили аляскинские алеуты. Вашингтон приказал выселить всех, в ком есть хотя бы 1/8 туземной крови. Алеутам не сообщали, куда их вывозят. Их просто насильно грузили на военные корабли и отвозили в специальные лагеря (всего их было 4). Условия проживания в них были ужасны: голод, стужа, болезни, смерти. Когда отвечающий за размещение алеутов в лагере у Залива Фунтер федеральный агент МакМиллан выразил своё возмущение условиями проживания несчастных туземцев в рапорте на имя вышестоящего начальства, его рапорт вернули ему назад, а сам МакМиллан получил выговор. Слышать о страданиях алеутов власти не хотели.

Не лучше обстояли дела и в лагере в деревне Киллисноо. Депортированные вынуждены были пить грязную воду, прятаться от аляскинских морозов в неотапливаемых бараках. Помощь им оказывали не федеральные власти, а проживающие неподалёку индейцы-тлинкиты. Они делились с алеутами одеялами, солью, медикаментами. Попытки оказать депортированным гуманитарную помощь в больших масштабах властями пресекались, а петиции алеутских женщин, умолявших накормить и обогреть их детей, оставлялись без внимания. Именно в Киллисноо был самый высокий уровень смертности среди депортированных.

В Барнетт Инлет алеутов разместили в брошенных домишках, оставшихся после того, как оттуда выехали много лет назад рабочие местного консервного завода, тоже заброшенного. Завод работал только в тёплое время года, поэтому жильё не было снабжено системой отопления. Гнилые стены, отсутствие кроватей, водопровода, электричества и стаи голодных волков, которые по ночам шастали у самых стен. Вильям Захаров (!), глава алеутской общины, уже через три недели направил жалобу местным властям с просьбой изменить условия пребывания к лучшему. Этих жалоб будет потом много, но вернуться домой узники Барнетт Инлета смогут лишь в 1945 г., найдя свои некогда уютные дома на Уналашке разграбленными американскими солдатами.

Эвакуационный лагерь у озера Вард также пользовался дурной славой. Его окружали непроходимые заросли, и хотя до ближайшего города было всего 8 миль, добраться туда алеуты не могли. Условия проживания были такие же, как и в других «центрах перемещения» - пару сырых бараков без света и воды, несколько сараев во дворе и крохотное отхожее место, одно на всех, возле которого алеутам приходилось принимать пищу.

Во всех четырёх лагерях депортированные начали массово заболевать туберкулёзом, воспалением лёгких и кожными заболеваниями. Болели все – и взрослые, и дети. Выдаваемой еды хватало только на удовлетворение 1/5 потребностей в пище. Люди умирали от голода и недостатка лечения (1).

Мужчин, и так ослабленных, угрозами заставляли трудиться на морских промыслах. Их превратили в рабов, угрожая в случае отказа оставить их вместе с семьями в лагерях навсегда (2). Алеуты пытались найти дополнительный заработок, где бы им платили сполна, а не заставляли работать бесплатно, но федеральные власти зорко следили за тем, чтобы алеуты оставались на местах. Итог – массовые официальные отказы на просьбы алеутов позволить им самим добывать пропитание для своих семей. Американские власти экономили на всём: на питании, на стройматериалах, на лекарствах. Алеуты расплачивались за это своими жизнями.

В покинутых алеутами деревнях американские солдаты грабили не только алеутские жилища, но и церкви. Преимущественно православные, поскольку алеуты, испытав в своё время влияние русской культуры, являются стойкими приверженцами Православия. К лику православных святых причислен Пётр Алеут, замученный испанцами в Калифорнии в 1815 г. за отказ перейти в католичество. Об этом поведал миру другой православный алеут – Иван Кыглай, которому удалось вырваться из плена. Обращают на себя внимание и сравнительно многочисленные фамилии депортированных американцами алеутов явно русского происхождения – Лестенков, Прокопьев, Захаров.

Некоторые до сих пор приезжают на могилы своих предков, которым так и не суждено было пережить ту ссылку. Очевидцы тех далёких событий уверены, что столь жестокое отношение американцев к алеутам было продиктовано, как и в случае с интернированием японцев, не столько военной необходимостью, сколько расистскими предрассудками.

«Алеутская история» повествует и о пребывании алеутов в вынужденной ссылке, и о том, как выжившие арестанты многие десятки лет спустя не могли добиться от федерального правительства США каких-либо компенсаций или хотя бы официальных извинений. Что касается общественного резонанса фильма, то, похоже, он взволновал в основном тех, кого события давних лет коснулись непосредственно: краеведов да ещё горстку журналистов, писавших об этой кинокартине. Широкая общественность так и не узнала, что в новейшей истории США депортации народов были подвергнуты не только японцы, но и алеуты. «Алеутская история» затерялась в море американской кино-видеопродукции.

(1) «Aleut Internment Camps: The untold US atrocity» (CENSORED NEWS, 8.11.12)
(2) Там же


Источник: http://www.fondsk.ru/news/2012/12/16/konclager-dlja-aleutov.html