February 5th, 2013

promo alekseysc february 15, 2014 09:09 1
Buy for 100 tokens
В 1798 году Томас Мальтус публикует "Опыт закона о народонаселении”, в котором высказывает революционную на тот момент мысль о том, что рост населения планеты значительно превышает скорость использования ресурсов и рост производства продуктов питания, вследствие чего неизбежны голод, бедность и…

Вторжение

Вторжение - Пора сказать "нет" протаскиванию международных правовых норм, позволяющих вторгаться в жизнь государств, народов и семей

Пора сказать "нет" протаскиванию международных правовых норм, позволяющих вторгаться в жизнь государств, народов и семей

Вас спрашивают: «Есть у человека права?» Вы отвечаете: «Да».
Вас спрашивают: «Так вы за то, чтобы эти права были закреплены в международном законодательстве?» Вы снова отвечаете: «Да».

И, наконец, вас спрашивают: «Эти права надо защищать?» И вновь вы отвечаете: «Да». А потом…
Потом американцы вторгаются в Ливию. Начинают бомбить мирное население. Вступив в союз с изуверами из «Аль-Каиды», организуют чудовищные бесчинства.

Вы начнете возмущаться. Вам скажут: «Ведь вы сказали «да» – и правам человека, и их закреплению в международном законодательстве, и их защите! Почему же вы теперь возмущаетесь? Чему вы, собственно, говорите «нет»?»
ПРЕСТУПНОМУ ПРАВОПРИМЕНЕНИЮ – вот чему! Но и не только.

«Нет» подлым играм, предполагающим выпячивание отдельных ужасов для того, чтобы протащить международные правовые нормы, позволяющие вторгаться в жизнь государств, народов, тех или иных групп, семей и т.д. Ибо вторжение порождает ужасы намного большие, нежели те, которые раздули, дабы протащить нормы, легитимирующие вторжение.
Даже если среда, в которой жили ливийцы до вторжения, и была в чем-то небезупречна (а по многим параметрам она была замечательной), то вторжение породило среду не просто небезупречную, а чудовищную. Начисто лишенную всего лучшего, что было до вторжения. И тысячекратно усугубившую все худшее, что было при Каддафи и до него.

Сосуществование разных
Ценности христианские и либеральные как основа права и политики
Поняв, что это не исключение из правил, порожденное неправильным использованием международного законодательства, а то, ради чего ахали и охали, ужасаясь, вводили международное законодательство и т.д., мы говорим «нет» той практике, которая использует для прикрытия это законодательство. И если противодействие этой практике возможно только в условиях отказа от международных правовых норм, используемых для повсеместного применения такой чудовищной практики… Что ж! Тогда мы твердо скажем «нет» и самим этим лукавым нормам.

И не тычьте нам в глаза отдельные чудовищные случаи, якобы требующие этих норм! Потому что нормы будут использованы для ваших вторжений. А вторжения породят ужасы, неизмеримо большие, нежели те, которые вы ханжески осуждаете, протаскивая нужные вам легитимации разнообразных вторжений.

II
Права человека цинично используются для легитимации вторжения на территорию суверенных государств.
Права детей (их защищает ювенальная юстиция) столь же цинично используются для вторжения на суверенную территорию семьи. По сути, речь идет о точно таком же вторжении. Которое всегда начинается живописанием каких-нибудь ужасов, после чего конструируется международное законодательство, позволяющее творить неизмеримо большие ужасы.
Преступное использование прав детей (оно же ювенальная юстиция) – такое же вторжение на суверенную территорию, как и преступное использование прав человека. Только территории разные. И никто не убедит нас в том, что вторжение на семейную суверенную территорию менее опасно, чем вторжение оккупационных войск на территорию нашего государства. Более того, мы уверены, что это одно и то же многоликое вторжение, которому надо сопротивляться.
Чем отличается демонстрация злодеяний отдельных государственных лидеров (Каддафи или Хусейна) по отношению к отдельным ливийским племенам или курдам – от демонстрации злодеяний отдельных родителей, совершающих преступления против своих детей? По сути, ничем.

Чем отличается международное законодательство по защите прав человека, предполагающее вторжение в государства, где могут завестись злодеи-диктаторы, – от международного законодательства по защите прав детей (оно же ювенальная юстиция), предполагающего вторжение в семьи, где могут завестись злодеи-родители? Опять-таки, по сути, ничем!
Чем отличается вторжение сил добра, защищающего права человека, на территорию стран, где властвуют силы зла, – от вторжения сил добра, защищающих права детей, на территорию семей, где властвуют силы зла?
Ничем, по сути, два этих вторжения друг от друга не отличаются!
Чем отличаются чудовищные последствия вторжения в суверенные государства – от чудовищных последствий вторжения в суверенные семьи, осуществляемые ювенальной юстицией?

Хотите сказать, что вторжение ювенальной юстиции не приводит к чудовищным последствиям? А может быть, и вторжение НАТО в Ирак и Ливию к чудовищным последствиям не привело?
Из двух миллионов детей, которых французская ювенальная юстиция, вторгнувшись в семьи, взяла в полон и передала в приюты, один миллион детей официально признан теперь незаконно изъятым. Преступно поломаны судьбы НЕСКОЛЬКИХ МИЛЛИОНОВ людей. Миллион незаконно переданных в приют детей… Их родители… Бабушки и дедушки... А отсроченные последствия? Судьба ребенка поломана. Психика поломана. Когда он вырастет – какой будет его семья?

III
Лукавые российские сторонники ювенальной юстиции утверждают, что созданные ими законы – о социальном патронате, об общественном контроле и т.д. – носят внутренний характер. И потому не имеют никакого отношения к международной ювенальной юстиции. Полно людей дурачить! Французская ювенальная юстиция тоже носит внутренний характер.
Главное вовсе не в том, принимаются ли внутренние ювенальные законы (то есть законы, лишь косвенно утверждающие приоритет международного ювенального законодательства над законодательством данной страны). Или же – приоритет международного ювенального законодательства провозглашают напрямую.

Главное в том, что, если эти законы (в конкретном случае – о социальном патронате и общественном контроле, но сие лишь частные случаи того общего подхода, который я описал) будут приняты, начнутся вторжения в наши семьи столь ужасные, что впору будет вспомнить о ливийском вторжении.

Потому что права российских детей ювенальщики истолкуют так же расширительно и двусмысленно, как НАТО истолковало права человека в Ливии.

Детей наделят такими правами, которые превратят любую семью, выбранную чиновником для вторжения, в подлежащего наказанию преступника. Ведь семья не обеспечивает ребенку необходимых прав! «Каких прав?» – начнете вы кудахтать в ответ, думая по наивности, что речь идет об обеспеченных вами правах на жизнь, здоровье, нравственность, развитие и т.д. Не тут-то было!

Речь идет о наидичайших псевдоправах, изобретенных только для того, чтобы можно было обеспечить вторжение в любую семью. В числе таких псевдоправ – право на карманные деньги. Или на семейный комфорт в недопустимо эластичной, наглейшей его трактовке. Или – на чудесное излечение трудноизлечимых болезней. Вы вот не смогли сразу вылечить кариес. И объясняете чиновнику, что это совсем не просто. Но интервенту-чиновнику, вторгающемуся в вашу семью, на ваши объяснения наплевать с высокой колокольни. Написано в инструкции, что можно изымать за кариес? Изымем!
А для другого чиновника достаточным нарушением прав ребенка, за которое вас требуется наказать, является нарушение права ребенка на апельсины. Или на что-нибудь еще.

Интервент может к вам вторгнуться, сославшись на что угодно. Ювенальное законодательство построено именно для того, чтобы обеспечить такое произвольное вторжение в семью. Без которого, как и без вторжения в суверенное государство, невозможно построение глобального нового мира. А потому вы всегда будете виноваты. Ибо ребенку будут вменены такие права, которые вы не сможете не нарушить.

IV
И не верьте, что современная ювенальная юстиция (сокращенно ЮЮ) занимается смягчением наказаний для детей, совершивших правонарушение или преступление. Вам морочат голову. Этим занималась допотопная ювенальная юстиция (сокращенно ДЮЮ). А ЮЮ занимается прямо противоположным тому, чем занималась ДЮЮ.
ЮЮ занимается ужесточением наказаний для взрослых, нарушающих права детей в их расширительном понимании. И ставит во главу угла одно наказание – изъятие ребенка из семьи. То есть ЮЮ ведет себя именно как интервент, вторгающийся в семью.

ЮЮ – это ДЮЮ «с точностью до наоборот».
Начинаешь обсуждать это пакостное «наоборот». А тебе мошенники, пропихивающие ЮЮ, поминают всуе ДЮЮ. И добрую старую Россию поминают, и Макаренко, и детские комнаты милиции... Тьфу!

V
Теперь переходим к тому, как именно вас накажут за то, что вы не обеспечили нужных параметров той семейной среды, которая является естественной для ребенка средой обитания. Оставим в стороне помещение вас в тюрьму под высосанным из пальца предлогом (у Наталии Захаровой, и не у нее одной, таковым была, как мы знаем, «удушающая любовь к ребенку»).

Но главное – с ребенком-то что будет? Вестимо, что! Ребенка переместят из той якобы недостаточно качественной среды его семейного обитания, среды, для ребенка – подчеркнем еще раз – естественной, в среду, которая а) неестественна и б) обладает неизмеримо худшими качествами, нежели та среда, из которой ребенок изъят под вымышленным предлогом.
В приюте у ребенка не вылечат кариес. Но ему подарят, так сказать, целый букет других, намного более опасных заболеваний, включая СПИД и сифилис.

Ребенка спасли от папы, который говорил, что он его шлепнет.
Или от мамы, которая отказалась дать ему сладкое перед обедом. Его изъяли из такой якобы ужасной среды. И – поместили в приют, где его научат очень и очень многому. И, конечно же, будут гладить только по головке. И кормить, как во французском ресторане «Максим».

А еще у ребенка, оказывается, есть права на свободный выбор сексуальной ориентации. И на обучение правилам сексуального поведения. Это обучение начинается чуть ли не в детском саду. Когда дети из религиозных семей отказываются от такого обучения (например, сбегают с уроков), их строго наказывают.
Если родители – пусть даже шепотом – сообщают ребенку, что, с их точки зрения, быть геем или лесбиянкой нехорошо, они могут попасть в тюрьму на немалый срок. А их дети, естественно, окажутся в приюте, где из них каленым железом будут выжигать ложные предрассудки. И надлежащим образом вводить их в права. В том числе и принуждая к перверсиям в юном возрасте.

Вот так особые права детей превращаются в их особые обязанности. Дети не имеют права уклоняться от вменяемых им прав. Так-то вот.

VI
Граждане России! Поймите, какая туча ЮЮ сгущается над вашими головами. Сопротивляйтесь – или придет большая беда.
Когда я в 1990 году предупреждал, что без широкого гражданского сопротивления распаду СССР нас ждут огромные беды, никто не верил. Ну, и?..

Не верьте лжецам, клянущимся, что законы, предложенные на рассмотрение в Госдуму (о социальном патронате и общественном контроле за семьей), не являются стопроцентно ЮЮшными. Вам внушают это авторы законов, стремящиеся их пропихнуть не мытьем, так катаньем. Испугавшись бурной общественной реакции на их ЮЮшную деятельность, они завопили: «Нет-нет, мы против ЮЮ! Мы стопроцентные патриоты!»

Это очень плохо налепленная маска, поверьте. Авторам законов нужно любой ценой протащить свои ЮЮшные пакости.
«Ювенальная юстиция в широком смысле слова (то есть эта самая ЮЮ) представляет собой (внимание!) совокупность правовых механизмов (медико-социальных, психолого-педагогических и других процедур и программ), предназначенных для обеспечения прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних».

Итак, ЮЮ – это:
а) особое, расширительное и двусмысленное толкование прав детей;
б) особое, уменьшительное и столь же двусмысленное толкование прав взрослых (прежде всего родителей и учителей).
Вы хотите жить в мире, где взрослого, который чихнул вблизи ребенка (нарушив его право на здоровье), уголовно наказуют? Торговля страхом? Полно!

Чужой ребенок в ресторане выплескивает вам сок на белые брюки. Вы восклицаете: «Ты что же это такое делаешь!» Он начинает плакать. Вы можете в результате иметь крупные неприятности. Я не выдумываю. Я говорю о реальном, известном мне случае, произошедшем в Израиле.

Но даже не это главное. Главное – то, что после введения в России этой самой ЮЮ (а оно, между прочим, не за горами) все родители в одночасье превратятся в тварей дрожащих. Я привел уже цифры, говорящие о масштабе преступления ювенальщиков во Франции. Вы думаете, в других странах ситуация менее чудовищная? Везде все то же самое! Кто-нибудь ответит за преступления ювенальщиков? А кто-нибудь ответил за преступления в Сербии, Ираке, Ливии и т.д.? Такие вторжения всегда безответственны, ибо хозяин вторгается в жизнь раба.

VII
В России уже идет полным ходом чиновная, пакостная охота на детей. Пользуясь зачатками ЮЮ, чиновники уже изымают детей под произвольными предлогами. И понятно почему. Чем больше будет изъято детей, тем больше выделено будет денег на их содержание в приютах. И тем больше денег можно будет украсть. Но это еще цветочки! Когда вместо зачатков ЮЮ мы получим полномасштабную ЮЮ – страна умоется и слезами, и – КРОВЬЮ.

Да-да, и кровью! Потому что уже сейчас официальные представители Православной церкви призывают браться за оружие. Потому что для многих регионов нашей страны полномасштабное введение ЮЮ обернется укреплением позиций сепаратистов. А также религиозных экстремистов. Ибо будет сказано, что пришествие ЮЮ – это пришествие Антихриста. Лично я человек, как известно, светский. Но если под Антихристом иметь в виду Врага рода человеческого, то приходится признать, что именно он вторгается к нам под маской ЮЮ.

Потому что маленькое существо делают полноценным человеком родители и учителя. А ЮЮ лишает их этой возможности. Ведь наши высокопоставленные ЮЮшники хотят сделать доносительство детей на родителей и учителей законодательной нормой. Не верите?

Во-первых, это обстоит именно так во всех странах, которые ввели ЮЮ.
А во-вторых... Уже сейчас за бюджетные деньги в России огромными тиражами издан плакат, на котором изображен глухой забор. На заборе надпись: «Осторожно, злые родители».
И опять же это еще не все.

VIII
Мы уже обсудили, к чему приводит расширительность в понятии «права», «свободы», «законные интересы детей». Теперь давайте разберемся, что такое совокупность медико-социальных, психолого-педагогических и других процедур и программ.
Это невероятно подлая затея, по сравнению с которой описанные Оруэллом злоключения – это, так сказать, семечки.
В ходе дискуссии на «Поединке» у Владимира Соловьева мои оппоненты докатились до типично фашистского бреда. «Ведь вы же понимаете, – сказали они, – что нельзя дожидаться, пока родитель изобьет или убьет ребенка. Нужно обнаруживать угрозу того, что родитель может дозреть до чего-то подобного. Нужно заблаговременно выявить созревающие в нем агрессивные намерения. И своевременно изолировать его от ребенка. А также подвергнуть родителя необходимым психологическим – и иным «системным» – коррекциям».

Это вам даже не Патриотический акт! И не Закон о подозрительных! И не Оруэлл! Это наимерзейший вариант того, что именуется Psycho Controlled Society (психоконтролируемое общество).
Вы не террорист и не смутьян. Но психолог выявил у вас некие позывы... Да и анализ крови показал наличие избытка тех или иных гормонов. Мы вас изолируем, пичкаем таблетками, подвергаем изощренным психологическим репрессиям. И называем все это подлинной демократией.

IX
Почему же либералы, проклинавшие советское общество за гораздо меньший контроль и – видит бог – более чем умеренное вторжение в семью, готовы на такое беспрецедентное попрание всяческих прав, выдаваемое за защиту прав ребенка? (Кстати, первым правом ребенка при принятии без поправок предложенных Госдуме скрыто ювенальных законопроектов о социальном патронате и общественном контроле будет не право на семью, а право на детский дом.) У этого есть две причины.

Первая – наши либералы примут все, что идет с Запада. Если с Запада придет проклинаемый ими сейчас сталинизм, они и его примут. Если с Запада придет мода на помещение в концлагеря нового типа всего населения страны или 90% населения, они и это примут. Они станут геями и лесбиянками, если Запад будет это поощрять. Трансвеститами, зоофилами, кем угодно – только бы понравиться благословенному Западу, этому хозяину строящегося глобального постмодернистского мира.

Вторая причина носит еще более отчетливый и зловещий характер. Наши либералы чувствуют, что семья в России сопротивляется опаскудиванию на западный манер (оно же построение нового глобального постмодернистского мира). Сопротивляется всему, что наши либералы навязывают постсоветскому обществу. И потому им нужно вторгнуться в семью и сломать ее. Опять же, никакого отличия между этим вторжением и вторжением в Ливию – нет. И там, и там вторгались для того, чтобы истребить дух сопротивления.

И пусть вторжение в семью превратит маленькое существо в недочеловека. Лишь бы это существо, когда вырастет, не унаследовало через семью и учителей тот «омерзительный» дух сопротивления, которому наши либералы объявили войну на уничтожение.

X
Такое положение вещей требует от всех, кто осознает опасность, только одного – Сопротивления. Призыв к такому гражданскому Сопротивлению не имеет ничего общего с экстремизмом. У нас достаточно законных прав для того, чтобы законными методами сопротивляться вторжению, а точнее, вторжениям. Вопрос лишь в нашей готовности эти законные права по-настоящему защитить вполне законными методами. Думается, что российское общество постепенно обретает эту готовность.

Автор: Сергей Ервандович Кургинян

Подробнее: http://www.ng.ru/ideas/2013-02-05/5_invasion.html

СРОЧНОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ !!!

Правоохранители составили фоторобот предполагаемого похитителя восьмилетней жительницы Набережных Челнов Василисы Галициной, пропавшей вечером 2 февраля.

Согласно показаниям очевидцев, в совершении преступления в отношении пропавшей девочки подозревается мужчина в возрасте около 35 лет. Его приметы – рост 180-185 см, среднего телосложения, возможно, его зовут Фарит, возможно, передвигается на автомобиле «Шевроле Нива» темного цвета.

Ранее в промзоне автограда были найдены вещи Василисы - портфель, пенал, шапка и оторванный рукав.

Напомним, что 2 февраля в Набережных Челнах пропала 8-летняя Василиса Галицина. Она возвращалась после уроков из школы, но до дома так и не дошла. Девочка обучалась во 2 классе общеобразовательной школы и проживала в многодетной семье, в которой помимо нее воспитывались еще 6 детей. Утром она ушла на занятия в школу, до 16 часов находилась на уроке хореографии, после урока она должна была направиться домой, но пропала бесследно.

Сейчас поисками девочки занимаются около 1 тыс. 200 полицейских, а также около тысячи волонтеров, в том числе и из Казани.

ФОТОРОБОТ

ВНИМАНИЕ - РОЗЫСК!

В Свердловской области пропали 13-летняя Лена Кускова и ее тетя, 26-летняя Косотурова Елена Александровна. Просим помочь распространить информацию. Актуально размещение ориентировок на трассе Екатеринбург-Пермь.
Тема поиска:
http://poiskdetei.ru/forums/index.php/topic/8398-sverdlovskaja-oblast-lena-kuskova-13-let-kosotu/

Группа поиска: http://vk.com/posocolpoiskdetei
Нравится · · Поделиться

Нижние Серьги

Установлено общецерковное прославление преподобного Далмата Исетского - Православный журнал ''Фома''

Далмат Исетский

В Русской Православной Церкви установлено общецерковное прославление преподобного Далмата Исетского (1594-1697; прославлен в лике местночтимых святых Курганской епархии в 2004 году) в лике общероссийских святых, сообщает сайт «Патриархия.ru».

Накануне свой доклад о прославлении святого Архиерейскому Собору представил председатель Синодальной комиссии по канонизации святых епископ Троицкий Панкратий.

В документе, в частности, отмечено, что за последние годы почитание святого Далмата вышло далеко за пределы Курганской епархии, в которой он нес свое служение.

На основе собранной информации члены комиссии по канонизации пришли к выводу, что для общецерковного прославления святого есть все основания.
Сегодня состоится общецерковное прославление преподобного Далмата Исетского.

Справка
Преподобный Далмат (в мире Димитрий Иванович Мокринский) родился в 1594 году в городе Березове. Жил в Тобольске и состоял на государевой службе. Уволившись со службы, он ушел в Невьянский монастырь, где принял постриг с именем Далмат. За свою начитанность и глубокую веру преподобный Далмат пользовался таким уважением братии, что они намеревались поставить его строителем монастыря. Но, не желая этой чести, стремясь к уединению, он тайно покинул Невьянский монастырь, выбрав местом подвига уединенное место — высокий обрывистый холм. Первым жилищем его стала пещера около ключа. Земли, на которых поселился преподобный, принадлежали татарскому мурзе Илигею, который дважды пытался изгнать его из своих владений. Но однажды ночью Илигею во сне явилась Богородица и повелела ему не трогать старца.

В 1651 году преподобный Далмат обратился к царю Алексею Михайловичу с челобитной о пожаловании земель монастырю. К этому времени преподобным Далматом с братией были построены деревянная часовня, кельи и ограда, но им суждено было простоять недолго — кочевники разорили монастырь, сожгли постройки, на пепелище была найдена невредимой только икона Успения Пресвятой Богородицы. С тех пор эта икона почитается защитницей и покровительницей Далматовского монастыря. Вскоре вокруг преподобного Далмата собрались сподвижники, и монастырь возродился. В 1659 году по указу царя были установлены границы монастырской вотчины.

В 1662-1664 годах обитель вновь подверглась опустошительным набегам кочевников, но была вновь отстроена. Преподобный Далмат пережил тяжелые годины бедствий и испытаний. Несколько раз он был близок к смерти, дважды на его глазах монастырь был уничтожаем до основания и дважды снова возрождался.

Преподобный Далмат, не искавший по своему смирению славы, до самой смерти оставался простым иноком, несмотря на то, что был основателем и устроителем монастыря. Однако авторитет преподобного был настолько велик, что его слово при разногласиях было решающим. Он всегда был сторонником строгого соблюдения канонов, и никакие обстоятельства не могли заставить его отступить от них. В таком же духе он наставлял и монастырскую братию.

Почил преподобный Далмат 25 июня 1697 года в возрасте 103-х лет и был погребен в монастыре на месте первой часовни, когда-то сожженной кочевниками. Еще при жизни преподобный Далмат изготовил себе гроб, который долгие годы хранился в сарае. На месте захоронения преподобного Далмата была сооружена деревянная часовня, которая стала главной святыней монастыря.

В XIX веке в связи со все увеличивающимся числом исцелений, совершавшихся по молитвам преподобному Далмату, стала вестись их запись с освидетельствованием исцеленных. Приведем некоторые примеры. В 1871 году преподобный явился глухонемой девочке по имени Марфа, после чего она заговорила. В 1872 году сразу же после панихиды на могиле преподобного Далмата исцелилась супруга Филиппа Левицкого, два года до этого прикованная болезнью к постели. В 1884 году Мария Потолицына попала в екатеринбургскую больницу с болезнью, которую врач характеризовал как «переходящий ревматизм», не поддающийся лечению.

По молитвам к преподобному Далмату и после данного ею обещания отслужить на его могиле панихиду, она совершенно исцелилась, но данное обещание не выполнила. Тогда ей явился старец, указав на неисполненный обет. Придя в монастырь для исполнения обета, она узнала в изображении, бывшем в часовне, явившегося ей старца.
Братия монастыря бережно хранила память о преподобном, и его вещи — келейную мантию и клобук, а также шлем и кольчугу, подаренные мурзой Илигеем в знак примирения. Преподобный Далмат почитался в народе покровителем воинов, и перед отправкой в армию молодые люди обычно приходили к его гробнице, надевали на себя кольчугу и шлем.
Память преподобного Далмата совершается 25 июня/8 июля и 24 июля/6 августа.

http://www.foma.ru/ustanovleno-obshheczerkovnoe-proslavlenie-prepodobnogo-dalmata-isetskogo.html

Священномученик Александр Парусников

Александр Парусников

Святой священномучениче Александре Раменский, моли Бога о нас!

Священник нашего Троицкого собора города Раменское расстрелян в Бутово в 1938. Его пытали, выбили все зубы. Его икона в нашем соборе особо почитается прихожанами: ведь он молился в нашем храме, совершал Литургию. А теперь у нас ежедневно служится Литургия: храм восстановлен после поругания безбожниками по молитвам святого у Престола Божьего.

НЕ ПЛАЧЬТЕ ОБО МНЕ...
Священномученик Александр Парусников (1879–1938)

Священномученик протоиерей Александр Парусников. Фотография сделана в тюрьме незадолго до расстрела святого на Бутовском полигоне

Священномученик Александр родился в 1879 году в селе Троицко-Раменское (ныне город Раменское) Бронницкого уезда Московской губернии в семье священника Сергия Парусникова, служившего в этом селе в Троицкой церкви. Эта церковь была выстроена в 1852 году на средства владельцев бумагопрядильной фабрики купцов братьев Малютиных при поддержке местной помещицы Анны Александровны Голицыной. В 1889 году к ней были пристроены приделы во имя Успения Божией Матери, Архангела Михаила, первоверховных апостолов Петра и Павла и святителя Николая Чудотворца и выстроена колокольня.
Отец Александра, священник Сергей Алексеевич Парусников, после окончания Вифанской семинарии был рукоположен в иерея митрополитом Московским Филаретом (Дроздовым), им же через некоторое время возведен в сан протоиерея и назначен настоятелем Троицкой церкви, в которой он прослужил до самой кончины. С 1864 года он безвозмездно обучал грамоте детей, родители которых работали на раменской бумагопрядильной фабрике.
Жена протоиерея Сергия, Александра Герасимовна, скончалась от туберкулеза, когда ей исполнилось 46 лет, и детей ему помогала воспитывать его старшая дочь Ольга. У отца Сергия и Александры Герасимовны родилось тринадцать детей, Александр был двенадцатым ребенком.
Александр Сергеевич, не намереваясь становиться священником, поступил в Высшее техническое училище в Москве. До окончания училища оставался один год, когда отец сообщил ему, что предполагает выйти за штат, и призвал сына занять его место и принять сан священника. Александр Сергеевич согласился и, оставив техническое училище, сдал экстерном экзамены за семинарию.
Приехав в Раменское, он встретил здесь свою будущую жену, Александру Ивановну Пушкареву. Она окончила Филаретовское епархиальное училище в Москве, после чего получила место учительницы начальных классов в сельской школе неподалеку от Раменского.
Однажды Александра Ивановна была приглашена директором фабрики на Рождественский бал, который проходил в одной из школ в Раменском. Там ее увидел Александр Сергеевич, которому она понравилась, и он поспешил к ее матери свататься. В дружной семье Александра Сергеевича и Александры Ивановны появилось десять детей.

В 1908 году Александр Сергеевич был рукоположен в сан священника к Троицкой церкви, в которой и прослужил до мученической кончины. Одновременно он преподавал Закон Божий в частной гимназии Гроссет в Раменском.
Прихожане полюбили отца Александра за его доброту и отзывчивость. Он никому не отказывал в исполнении треб, его нестяжательность вызывала всеобщее уважение. Бывало, уже при советской власти, когда он уезжал на требу в деревню, Александра Ивановна говорила ему:
– Отец, ты уезжаешь в деревню. Если тебе что-нибудь подадут, ты же знаешь, что у нас в доме ничего нет.
– Ладно, – ответ отец Александр.
А приезжал пустой. Александра Ивановна взглянет на него и спросит:
– Ничего нет?
– Как я там возьму, когда там такое же, как и у нас, – говорил он.
В церкви, когда служил отец Александр, всегда стояла тишина, с ним люди любили молиться. С детьми он был ласков, никогда их не наказывал, только говорил: "Не ссорьтесь, не ссорьтесь". Священник был глубоко и широко образован, и к нему любила приходить для бесед молодежь, с которой он вел беседы на самые разные темы, чаще всего о вере и Боге.
Когда с пришествием советской власти начались гонения на Русскую Православную Церковь, семье священника стало жить особенно тяжело, и если бы не помощь прихожан, то было бы трудно и выжить. Все члены семьи в это время были лишенцами, им не полагались продуктовые карточки, а значит, все государственные магазины были закрыты для них, а частные были редки и в них все было дорого.

Вот один из эпизодов тех лет: сочельник перед Рождеством Христовым, завтра великий праздник, а у них в доме нет ничего, даже хлеба. Александра Ивановна сидит за пустым столом погрустневшая. Отец Александр собирается идти в храм на службу ко всенощной. Он открыл дверь на крыльцо и закричал: "Мать, мать, иди сюда!" Она вышла и видит – на крыльце стоят два мешка, а в них хлеб, крупа и картофель. "Вот тебе и праздник", – сказал отец Александр жене.
В этот период в Троицком храме служили священники Александр Парусников, Сергей Белокуров и священник-монах Даниил. Они жили дружно, помогали друг другу выплачивать налоги, подчас непосильные. Крошечные пожертвования, которые состояли в основном из медной мелочи, приносились в дом, пересчитывались и отдавались поочередно одному из священников для уплаты налогов.
В конце 1920-х годов у отца Александра отобрали полдома, поселив туда начальника местной милиции Михаленко. Сын его работал в НКВД в Москве, на Лубянке. Сам Михаленко болел открытой формой туберкулеза, от которой он впоследствии и скончался. Обычным его занятием было ходить по дому, в особенности в половине, где жила семья священника, и плевать. Александра Ивановна не раз становилась перед ним на колени и, умоляя его не делать этого, говорила:
– Мы виноваты, но пощадите детей.
– Поповская сволочь должна дохнуть, – отвечал тот.
Вскоре в семье священника заболел туберкулезом сын, затем другой, затем заболела дочь, потом другая дочь. Впоследствии не проходило года, чтобы Александра Ивановна не провожала ребенка на кладбище.
Поскольку дети, живущие с родителями-лишенцами, и сами считались лишенцами, теряя право на получение продуктовых карточек, Александра Ивановна попробовала распределить детей по знакомым и родственникам. Но трудно им было жить у чужих людей без родителей, которых дети горячо любили, и они ночами возвращались домой и спали на сеновале. Мать, бывало, глядя на них, обливала их слезами. Однажды одного из сыновей представители властей застали дома и тут же выслали за пределы Московской области.
В школе детей отца Александра преследовали как детей священника, постоянно демонстрируя их неравноправие. Если дома они что-нибудь и поедят, то в школе уже сидят весь день голодные. Других детей администрация школы накормит, а их в это время на отдельную лавку в стороне посадят, как детей священника и лишенцев.

Вот еще один из обычных случаев тех лет: отец Александр проходит по улице с дочерью, держа ее за руку, а люди, идущие навстречу, оборачиваются и плюют священнику вслед. Дочь крепко сжимает его руку и думает: "Господи, да он же самый хороший!" Отец, почувствовав, каковы в этот момент переживания дочери, спокойно отвечает ей: "Ничего, Танюша, это все в нашу копилку".
Семья священника держала корову, которая, как и во многих семьях тогда, была кормилицей. Однажды представители власти увели ее со двора. Отец Александр был в это время в храме. Вернувшись домой, он увидел пришедших в смятение близких и спросил, что случилось. Александра Ивановна сказала:
– Корову увели у нас со двора.
– Корову увели? Пойдемте быстренько, все детки вставайте на коленочки. Давайте благодарственный молебен отслужим Николаю Чудотворцу.
Александра Ивановна с недоумением посмотрела на него и воскликнула:
– Отец?!
– Сашенька, Бог дал, Бог взял. Благодарственный молебен давайте отслужим.
Господь и святитель Николай не оставили семью священника. С тех пор, как у них не стало коровы, каждый день на крыльце появлялась корзинка с бутылью молока и двумя буханками хлеба. Старшие дети долгое время дежурили у окна, выходящего на крыльцо, чтобы узнать, кто приносит им хлеб и молоко. Бывало, до глубокой ночи высматривали, но так им и не удалось увидеть благотворителя. Это чудо помощи Божией по молитвам святителя Николая продолжалось в течение довольно долгого времени.

По ночам отца Александра часто вызывали в НКВД и однажды сказали:
– Уходи из церкви, ведь у тебя десять детей, а ты никого не жалеешь.
– Я всех жалею, но я Богу служу и останусь до конца в храме, – ответил священник.
Бывало, он ночь в НКВД проведет, а наутро уже идет служить в храм. Прихожане уже и не чаяли его видеть на службе.
От Церкви он получил награду: за долгое и безупречное служение отец Александр был возведен в сан протоиерея и награжден митрой.
Во время гонений на Русскую Православную Церковь в конце 1930-х были последовательно арестованы все священники Троицкого храма; последним, 24 марта 1938 года, арестовали отца Александра. Незадолго до его ареста лжесвидетелями были даны необходимые следователям показания. 26 марта начальник районного НКВД Элькснин допросил отца Александра, обвинив его в контрреволюционных высказываниях, клевете на руководство партии и правительства. Но это была ложь, и отец Александр виновным себя не признал.
13 мая священник был снова допрошен.
– Скажите, признаете ли вы себя виновным в проведении вами контрреволюционной деятельности среди местного населения города Раменское?
– Я в предъявленном мне обвинении в проведении контрреволюционной деятельности виновным себя не признаю, а посему поясняю: контрреволюционную деятельность я нигде, никогда не проводил...
В тот же день отцу Александру были устроены очные ставки со лжесвидетелями. Все лжесвидетельства он категорически отверг, а одно счел нужным пояснить: "Показания на очной ставке я совершенно отрицаю, а посему поясняю: контрреволюционную деятельность в момент прохождения политической кампании государственного займа обороны я не проводил. На заем подписалась моя жена; когда она подписывалась, меня в этот момент дома не было, и по вопросу о займе я ни с кем не разговаривал и не беседовал".
Во все время следствия протоиерей Александр содержался в камере предварительного заключения при Раменском отделении милиции. Среди милиционеров был один, по фамилии Плотников. В его обязанности входило водить священника на допросы и в баню. Накануне того дня, когда он должен был вести отца Александра в баню, он глубокой ночью приходил к Александре Ивановне и говорил: "Завтра я вашего батюшку поведу. Приходите к мосту и спрячьтесь под мост. Я к вам его туда приведу".
Александра Ивановна собирала чистое белье, что-то из еды, учитывая то, что после пыток у отца Александра были выбиты зубы. Отец Александр и Александра Ивановна садились под мостом и разговаривали до тех пор, пока не подходил милиционер, который говорил: "Вы меня простите, батюшка, но пора уже идти". Они прощались, отца Александра уводили в баню, а матушка шла домой.
Из тюрьмы отец Александр передал несколько написанных им на папиросной бумаге записочек, которые пронес один из освободившихся заключенных в каблуке сапога. Священник писал детям, жене и сыну:
"Дети мои, всех вас целую и крепко прижимаю к сердцу. Любите друг друга. Старших почитайте, о младших заботьтесь. Маму всеми силами охраняйте. Бог вас благословит".
"Дорогая Саша, спасибо тебе за то счастье, которое ты мне дала. Обо мне не плачь, это воля Божья".
"Мой дорогой Сережа, прощай. Ты теперь становишься на мое место. Прошу тебя не оставлять мать, и братьев, и сестер, и Бог благословит успехом во всех делах твоих. Тоскую по вас до смерти, еще раз прощайте".

В конце мая следствие было закончено, и отца Александра под конвоем повели на вокзал. Дочь Татьяна в это время на улице играла с детьми. Увидев, что ведут отца, она подбежала к нему, обняла и через рясу почувствовала, как он в тюрьме исхудал, а отец положил ей руку на голову и ласково сказал: "Танюша, какая ты стала большая". В это время конвоир ее отогнал, и девочка побежала к матери рассказать, что видела отца. Александра Ивановна тут же выбежала из дома, догнала отца Александра и конвоира и вместе с ними вошла в электричку. Милиционер освободил от пассажиров одно купе, ввел туда священника и его жену и сел сам. Александра Ивановна сначала сидела позади отца Александра. В середине пути конвоир разрешил ей сесть рядом с мужем, и они смогли о многом переговорить. Это была их последняя встреча.
2 июня 1938 года тройка НКВД приговорила отца Александра к расстрелу. В это время он находился в Таганской тюрьме в Москве. Протоиерей Александр Парусников был расстрелян 27 июня 1938 года и погребен в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой.
Постановлением Священного Синода от 6 октября 2001 года к прославленным в 2001 году новомученикам и исповедникам добавились еще 36 святых, в их числе священномученик протоиерей Александр Парусников.
Память священномученика Александра совершается в день его смерти – 14/27 июня, а также в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских.
(Из жития священномученика Александра Парусникова)

АДВОКАТ КВАЧКОВА: ЕМУ МСТЯТ ЗА ЧУБАЙСА

Видео: http://tvrain.ru/articles/advokat_kvachkova_emu_mstjat_za_chubajsa-336222/

Бабушки, дедушки и военные пенсионеры – именно такие люди собирались устроить в России военный переворот и захватить власть. Сегодня прокурор зачитал обвинительное заключение по делу полковника Владимира Квачкова.
По мнению гособвинителей, вина в военном мятеже доказана. Владимир Квачков для осуществления тайных планов создал организацию «Народное ополчение имени Минина и Пожарского» и «начал вербовать людей – стариков-мятежников», – как ехидно отозвались адвокаты Квачкова.

Квачков и Проханов

Подготовку к свержению строя можно разделить на 2 части: к первой прокурор отнес вербовку бабушек и дедушек, ко второй – подрывную деятельность в военных частях. В конце лета 2010 года соратники Квачкова должны были начать мятеж. Первый удар, как сообщил гособвинитель, мятежники собирались нанести по городу Ковров во Владимирской области.

За покушение на мятеж прокуроры просят лишить Квачкова звания и приговорить его к 14 годам тюрьмы. Кроме Квачкова, обвиняемым по делу проходит его соратник, Алексей Киселев. Ему гособвинение попросило дать 12 лет.

Адвокат Владимира Квачкова, Оксана Михалкина, была с нами в студии.

Писпанен: Зачем Квачкову нужно было нанимать дедушек и бабушек, мобилизовать их в военное ополчение и захватывать Ковров?

Михалкина: Трагедия дела в том, что прокурор просит 14 лет реального лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима за то, что не произошло и произойти не могло. Судили Квачкова за разговоры. У нас основное доказательство по делу – 80 часов записи переговоров Квачкова по телефону, записи с использованием агентов, внедренных в ближайшее окружение Квачкова. Они приходили к нему домой, задавали вопросы. У нас пять свидетелей, которые идут под псевдонимами, на самом деле лиц, которые использовались спецслужбами, чтобы выведать у Квачкова и задокументировать его политические взгляды.

Писпанен: Он действительно собирался поднимать мятеж и захватывать Ковров?

Михалкина: Владимир Васильевич Квачков – кандидат военных наук, должен был защищать докторскую по военной науке, но был арестован в связи с покушением на Анатолия Чубайса. Защита докторской не состоялась. Он занимается научными исследованиями и разработками. Те разговоры, которые у нас фигурируют по делу, - это пересказ его книги «Главная спецоперация впереди». Книгу он посвятил тому, что делать, если Россия подвергнется нападению извне. У него рассматривается вторжение войск НАТО на территорию РФ. И в этой книге он подробно и детально объясняет, что мы можем противостоять только в результате партизанского противодействия захватчикам.

ЧУБАЙС

Писпанен: Он пересказывал свидетелям книгу?

Михалкина: В Коврове не было прямых указаний.

Лобков: А как Ковров возник?

Михалкина: У нас было два города – Самара и Ковров. Мы пытались на протяжении всего следствия, чем доказывается намерение совершить вооруженный мятеж, где оружие? По фабуле ст.279, вооруженный мятеж предполагает вооружение.

Писпанен: Вооружиться можно даже брусчаткой…

Лобков: У господина Киселева же нашли оружие?

Михалкина: Один автомат с глушителем и россыпь патронов, которые к автомату не подходят.

Лобков: Они нелегальны?

Михалкина: Естественно, это запрещенный к свободному обращению предмет.

Лобков: Статья там есть?

Михалкина: Он признает это. Что нашел оружие, не стал сдавать полицейским.

Писпанен: Это же обычная антитеррористическая международная правовая практика – превентивно людей ловят на провокаторов, сажают.

Михалкина: У нас такая ситуация. Цель вооруженного мятежа в соответствии с Уголовным кодексом является свержение действующего конституционного строя. У нас на скамье подсудимых сидят два пенсионера. Киселеву – 52 года, Квачкову – 64 года. И больше никого.

Писпанен: У нас многие посты занимают будучи 60-летними.

Михалкина: Киселев очень болен, это видно. Мы все время пытались выяснить, где остальные мятежники? Где вооруженная толпа, которая должна идти на Москву? У нас еще в деле фигурирует сломанный арбалет. Он был одно время, потом следствие не стало признавать его вещдоком, потому что было установлено, что из него нельзя производить стрельбу. Фигурирует еще два травмата и 15 портативных радиостанций. Все.

Лобков: 15 радиостанций было?

Михалкина: Было.

Лобков: Взаимодействие с воинскими частями – это как? Рапорты особистов приложены к делу?

Михалкина: В Коврове находится учебная часть, которая готовила сержантский состав. Гарнизон составлял 1,5 тыс. человек. Сколько должно быть мятежников, и чем они должны быть вооружены, чтобы обезвредить 1,5 тыс. дееспособных человек?

Писпанен: А если на свою сторону переманить, они уже с оружием?

Михалкина: Ни одного человека, которого хотя бы пытались переманить, мы не нашли.

Лобков: Следствие нашло свидетеля обвинения, который бы подтвердил, что получал какие-то указания от Квачкова?

Михалкина: Таких людей мы не нашли, зато с пристрастием были допрошены все руководство ковровского гарнизона, которое сказало, что в конце весны – начале лета 2010 года, до, якобы, планируемого мятежа, всему действующему составу гарнизона было указано сдать оружие, поместить его на склад, а двери склада были заварены. Это все похоже на спланированную провокацию.

Писпанен: Кому это нужно: сажать пенсионера на 14 лет?

Михалкина: Владимир Васильевич дал ответ на этот вопрос, когда давал показания. Мы считаем, что это в некой степени реванш за два оправдательных приговора по суду присяжных за покушение на Чубайса.

ВИЗАВИ

Лобков: Почему же такая фабула?

Михалкина: Ст. 279 исключает возможность рассмотрением дела с участием присяжных заседателей.

Писпанен: Чубайс официально заявил, что простил Квачкова.

Михалкина: Я такого не слышала, наоборот, я читала его мемуары, где было сказано, что он никогда не прощает своих врагов и не забывает обид.

Писпанен: Вы думаете, это месть?

Михалкина: Вся прослушка, которая производилась в квартире Квачкова, была не по делу об организации и подготовке вооруженного мятежа, а по делу покушения на Чубайса. Каким образом оперативно-розыскные мероприятия, которые проводились по иному делу, вдруг появились в этом деле?

Лобков: Если приговор будет обвинительным, создает ли он прецедент для выноса кухонных разговоров в зал судебных заседаний?

Михалкина: Безусловно. Это дело тем и опасно, что любой человек, который, сидя у себя на кухне, начинает критиковать существующую систему или фантазировать и высказывать намерения, как поменять действующую ситуацию, потенциально может попасть под ст.279. Технические средства настолько продвинуты, что снять запись разговора не представляет сложности.

Лобков: Как часто ст. 279 применялась в прошлом?

Михалкина: Впервые за все время существования действующего Уголовного кодекса РФ. Это первое дело в истории российской юриспруденции по тому кодексу, по которому мы сейчас работаем.

СВОБОДУ КВАЧКОВУ!

Мои твиты

Collapse )