July 21st, 2013

promo alekseysc february 15, 2014 09:09 1
Buy for 100 tokens
В 1798 году Томас Мальтус публикует "Опыт закона о народонаселении”, в котором высказывает революционную на тот момент мысль о том, что рост населения планеты значительно превышает скорость использования ресурсов и рост производства продуктов питания, вследствие чего неизбежны голод, бедность и…

Ошеломляющая директива ЕС: Восточный Иерусалим, Иудея и Самария не являются частью Израиля

Оригинал взят у udarniktruda в Ошеломляющая директива ЕС: Восточный Иерусалим, Иудея и Самария не являются частью государства Израи
Оригинал взят у nikolino в Ошеломляющая директива ЕС: Восточный Иерусалим, Иудея и Самария не являются частью государства Израи
Оригинал взят у cas1961 в Ошеломляющая директива ЕС: Восточный Иерусалим, Иудея и Самария не являются частью государства Израи

Новая ошеломляющая директива Евросоюза требует от всех 28 государств ввести запрет на финансирование, сотрудничество, выделение грантов, стипендий и премий государственным и частным организациям, которые находятся или действуют на территории "еврейских поселений - в Иудее, Самарии и Восточном Иерусалиме". И вынуждает Израиль признавать, что эти территории не являются частью Израиля. Как сообщает Haaretz, директива была направлена всем странам ЕС 30 июня и вступает в силу в эту пятницу - 19 июля. Как говорит израильский источник, который цитирует газета, эффект, сравнимый с "землетрясением" несет в себе один из пунктов директивы, который требует, чтобы любые контракты между странами-членами ЕС и Израилем отныне включали в себя положение о том, что Восточный Иерусалим, Иудея и Самария не являются частью государства Израиль.

603728_20130716102510

Collapse )


Совесть

Оригинал взят у matveychev_oleg в Совесть

«Совесть – когтистый зверь, скребущий в сердце», А.С. Пушкин


Когда-то давно меня поразил такой факт: Один русский авиационный инженер предложил императору Николаю II бросать бомбы на головы противника с аэропланов на полях сражений Первой Мировой войны. Знаете, что ответил «Директор тюрьмы народов»? Он сказал, что делать это крайне безнравственно и неблагородно. Такие трюки, мол, ставят противника в заведомо неравное положение. Нет, ну не дурак ли он был? Ведь немцы-то не постеснялись и впервые в истории создали и применили против русских же войск бомбардировочную авиацию. Ну не знают они, эти гуманисты, просвещённые, цивилизованные европейцы таких слов, как Совесть, Скромность, Стыд и Честь. А если знают, то оставляют эти понятия для врагов, иначе не одолеть этих тупых славян, которые даже врать не умеют.

А не так давно попалась на глаза заметка с интервью, взятым у афганского моджахеда, который успел повоевать ещё с русскими в восьмидесятых годах прошлого века. Он говорил про то, как американские солдаты дарят детям игрушки, жевательную резинку и кока-колу на глазах у представителей миссии ООН, фотографируются и снимаются на видео во время «вручения подарков»; после чего всё отбирают и едут в соседнюю деревню, чтоб сняться в этом же ракурсе и там. И так и ездят с сотней многоразовых подарков по афганским провинциям, а отчёты об их «благотворительных подвигах» заполняют всю мировую прессу. В конце интервью меня поразила фраза: «Да, мы воевали с русскими, но мы их уважали, потому, что они отважные воины и у них есть совесть. У американцев совести нет вообще»!

Вот, когда я серьёзно задумался о том, что же такое совесть, и у всех ли она есть.

Дело в том, что моё поколение не ПИ и не пепси. Мы росли в стране, в которой слово Совесть было наполнено таким же реальным смыслом, как сейчас «Икея». Это не было чем-то эфемерным, потому, что у большинства людей Совесть была, и ощущалась физически, как рука или нога. Да, она спрятана внутри, но вы же чувствуете боль, если, к примеру, ноет сердце или желудок! Первый раз я испытал боль от угрызений совести в нежном возрасте, в детском саду, а во второй раз довелось почувствовать эту боль, когда забрался через открытое окно в чей-то гараж, и взял с верстака перочинный нож. Ну, не удержался, понимаете? Мне было лет семь, в таком возрасте иметь собственный складной нож – мечта для каждого мальчишки. Такой красивый, с рукояткой, на которой изображена чёрная пантера. Вот он. Без труда разыскал точно такой в Интернете.

Помню, как недолго радовался украденной вещи. Отец спросил меня, откуда у меня появился новый нож, а я опустил глаза в пол и промямлил: «Ды… Ну… На земле нашёл». Отец посмотрел на меня так, словно рентгеном просветил. Он всё понял, но ничего не сказал. А когда услышал, что я всхлипываю в своей комнате, уткнувшись лицом в подушку, вошёл ко мне, сел на край софы, молча, положил ладонь на моё вздрагивающее плечо, и молвил: «Ничего! Это тебе наука на будущее. Отдай нож тому, у кого взял и попроси прощения. Это будет по-мужски. Так ты заслужишь доверие и уважение. Не сможешь этого сделать – станешь чушком, и вырастешь свиньёй. Моя мать, твоя бабушка Катя, говорила: «Смолоду прореха – к старости дыра».

Collapse )


Мост, такой мост.

IMG_3424

В выходные дни в городе Киржаче (Владимирская область) традиционно возникает транспортный коллапс - огромная, многокилометровая пробка перед мостом, расположенным над железнодорожными путями, при въезде в город. Причина - многолетний, круглогодичный (включая зимний период времени) ремонт дорожного покрытия моста, осуществляемый гастарбайтерами. Похоже им до того понравилась владимирская земля, что они нарочно производят некачественный ремонт дорожного полотна, дабы быть востребованными всегда.

Каждый раз стоя в пробке приходится терять от 30 минут до одного часа. При этом вальяжно слоняющиеся по перекрытому частично мосту дорожные рабочие особого энтузиазма не демонстрируют, скорей наоборот. Наблюдая за ними, можно уверенно предположить, что ремонт будет производиться вечно, а автомобильная пробка в связи с увеличивающимся в геометрической прогрессии количеством машин будет становиться всё длиннее и длиннее.

IMG_3422

IMG_3421

IMG_3418

IMG_3416

IMG_3413

США угрожают лично Путину за содействие диссиденту Сноудену

Фашисткий режим США в лице сенаторов угрожает лично Путину, России, Эквадору и Боливии (и по сути всей планете) политическими, экономическими, геополитическими (= военными) санкциями за содействие беглому американскому диссиденту Эдварду Сноудену, русофобский фашисткий имперский лживый телеканал FOX NEWS, июль

Негражданин Латвии показал, как надо говорить с пидорами!

Оригинал взят у jurialhaz в Негражданин Латвии показал, как надо говорить с пидорами!
Я точно так же говорил чиновникам в департаменте Гражданства и миграции - Без компромиссов с режимом.

А мой тезка из Центральной зоны оккупации Русской Земли Прибалтики, которая временно носит название "Латвия", написал свой ответ налоговой:


Ю.В. Осипов...

"15 июля 2013 года имеющий статус негражданина житель Латвии Юрий Васильевич Осипов направил в Налоговую инспекцию Латвийской Республики письмо, в котором сообщил, что не собирается отчитываться по конкретным суммам, полученным им в качестве дохода.

«Считаю это государство бандитским», - написал Юрий Васильевич в своем послании."

«Налоговому инспектору
Инесе Заруцкай

Collapse )

Либерально-демократическая система ведёт к упадку и деградации

Оригинал взят у puco_sib в Либерально-демократическая система ведёт к упадку и деградации
                    

Цесаревич Георгий Михайлович: Либерально-демократическая система ведёт к упадку и деградации


Е.И.В. Государь Наследник Цесаревич и Великий Князь Георгий Михайлович благоволил ответить на вопросы редактора газеты «Монархист» М.Кулыбина.  

- Ваше Императорское Высочество, Вы являетесь наследником, продолжателем великой Династии, которая отмечает в этом году 400-летие. Что это для Вас значит?

- Все люди должны помнить о своих предках и стараться быть достойными их. Следовать их примеру в том, что они совершили доброго, полезного и героического. И извлекать уроки из их ошибок и грехов.

Кто-то знает о своих предках больше, кто-то меньше. Мне в этом смысле повезло: история нашего рода известна за почти 700 лет, из которых 300 с лишним лет мои прародители правили Россией. Родственные отношения с другими династиями связывают нас с всемирной историей в ещё более древние эпохи.

Но это накладывает на меня серьёзнейшую ответственность. Как и любой человек, я иногда добиваюсь каких-то положительных результатов, а иногда ошибаюсь и совершаю неверные действия. Но мои достижения по целому ряду объективных причин пока несопоставимы с достижениями моих предков. А вот вес каждой ошибки и слабости больше, чем у многих других людей.

Я знаю и чувствую, что люди судят нас очень сурово и требовательно, сравнивая то, что делаем мы, с деяниями наших предшественников. Но даже когда мы сталкиваемся с недостатком объективности и недопониманием разницы обстоятельств, всё равно в таком отношении к нам есть некая высшая справедливость. Ведь кому больше дано, с того больше и спросится.

Я вижу свой долг перед соотечественниками и перед моей матерью, перед всеми моими предками и потомками в том, чтобы беречь доброе имя и честь Романовых. Стремлюсь, чтобы наши традиции и духовные ценности сохранились и служили Отечеству при любом государственном строе. Я обязан как можно больше узнавать о родной стране, совершенствовать Русский язык, прилагать все усилия, чтобы приносить реальную пользу соотечественникам, прежде всего, наиболее нуждающимся в помощи.

В то же время как наследник Российского Императорского Дома, внесшего неоспоримый вклад в жизнь нашей страны, я считаю себя вправе ожидать, что оценка моих дел и слов – пусть самая строгая – будет не бездушной, не злой, не политизированной, а родственной. Что мои сограждане поддержат меня в том, что у меня получается хорошо. А если я что-то сделаю не так, чему-то не сразу научусь или что-то не сразу пойму, то отнесутся к этому с братской любовью и с пониманием судьбы нашей Династии, столько лет проведшей в вынужденном изгнании.



- Православно-монархическая традиция насчитывает многие столетия. Что Вы думаете о прошлом и будущем монархической идеи?

- Идея монархии – это идея Государства-Семьи во главе с прирождённым отцом или матерью нации. Строй, основанный на этой идее, может переживать периоды расцвета и упадка, но сама идея будет существовать всегда, пока существует человечество. Кризис монархии происходил и происходит не изолированно, а вместе с кризисом всех традиционных ценностей – религии, семьи, государственного суверенитета, национальной идентичности.

Революции и распространение республиканской формы правления не избавили человечество от страданий и бед, а скорее, усилили их. В ХХ веке именно разрушение монархий привело к власти тоталитарные режимы, погубившие десятки, если не сотни, миллионов человек. В наши дни мы видим, что система либерально-демократических взглядов и политических методов ведёт к упадку и деградации. В Западном мире происходит поляризация взглядов: с одной стороны, доводятся до абсурдных крайностей либеральные установки, а с другой стороны – в форме протеста распространяется ксенофобия, нетерпимость к инакомыслию, склонность решать проблемы насилием и вандализмом. Тем временем либеральная демократия вырождается в новые формы тоталитаризма, ставящего человеческую личность под абсолютный внешний контроль и тем самым порабощающего её.

По моему глубокому убеждению, именно историческая законная наследственная монархия позволяет найти справедливый баланс между свободой и порядком, традицией и требованиями современности, интересами государства и правами личности. Я не хочу сказать, что монархия это панацея от всех социально-политических и экономических болезней человечества. Но это тот путь, на котором можно наиболее эффективно с ними бороться.

В семье гораздо легче достичь согласия и взаимной поддержки в трудную минуту, чем в среде партнеров, которых связывает  лишь общее дело и выгода. И в монархии гораздо больше связей, основанных на любви, вере, чести и долге, соединяющих нацию в единое целое, чем в республике, где перечисленные мною чувства и убеждения воспринимаются как анахронизм.

На новом витке истории рано или поздно придет понимание ограниченности и безперспективности материалистического рационализма и потребительского эгоизма. Тогда настанет пора возрождения традиционных ценностей, среди которых легитимная монархия занимает одно из первых мест. Поэтому у монархической идеи, имеющей великое прошлое, несомненно, есть и великое будущее.



- Вы пока живете на Западе. Не опасаетесь ли Вы, что Ваши взгляды повредят Вам в жизни и деятельности? Ведь там пока господствуют совсем иные настроения…

- У Романовых было и есть много недостатков, но боязливость им не была присуща никогда. Мне не свойственно делать резкие заявления, способные кого-то обидеть. Я способен видеть здравые и положительные идеи в самых разных доктринах, в том числе в либерально-демократической, в коммунистической, и в любой другой. Я никому ничего не навязываю. Но это совсем не означает, что я должен отречься от традиционных убеждений, присущих Императорскому Дому и разделяемых мной лично, или бояться о них говорить.

Миссия Династии заключается в том, чтобы осуществлять независимый арбитраж. Для этого нужно оставаться равноудалённым от партий и равноприближённым к людям, независимо от исповедуемых ими взглядов. Конечно, для арбитража обязательно уметь идти на компромиссы, иногда очень серьёзные. Но компромисс – это искусство, предполагающее достижение согласия на основе взаимного уважения, а не приспособленчество и не предательство собственных идеалов.

Мы принципиально не участвуем ни в каких формах политической борьбы и высказываемся только о духовных, нравственных и культурных аспектах жизни. Наши честные оппоненты и на Западе, и в России, я уверен, способны услышать наши аргументы, понимают и уважают нас, даже если не согласны с нами. И мы к ним относимся также.

Ну, а те, кого не устраивает сам факт нашего существования, всё равно не удовлетворятся никакими уступками, потому что их позиция исключает конструктивность. Так что в опасениях высказывать свои взгляды нет даже практического смысла.

Единственное, в чём мы постоянно осуществляем самоконтроль и призываем верных нам людей контролировать себя – это чтобы наши высказывания и поступки не причиняли никому боль, не оскорбляли ничьи чувства. Св. Император Николай II очень верно сказал, что зло и неправду нельзя победить злом. Любую беседу и полемику нужно вести с уважением к собеседнику, даже если он позиционирует себя как противник того, что дорого нам. Только тогда мы имеем шанс переубедить его или найти компромиссное решение.  Задача Императорского Дома заключается не в том, чтобы победить кого-либо или присоединиться к временным победителям, а в том, чтобы среди наших соотечественников не было побеждённых.



- В одном из своих первых интервью, ещё юношей, Вы сказали, что из Русских Государей – Ваших предков, Вы особенно почитаете Императора Петра Великого. Изменились ли со временем Ваши симпатии?

- Я не перестаю восхищаться волей и энергией моего великого предка и его готовностью к самопожертвованию. Он много требовал от других, но к себе был требовательнее всего. Даже его смерть стала символом этих качеств, ведь он смертельно заболел, спасая зимой в ледяной воде солдат с севшей на мель шлюпки.

Петра Великого упрекают в чрезмерной увлеченности западным опытом. Эти обвинения становятся особенно популярными, когда в отношениях между Россией и Западным миром наступает очередное охлаждение. Но давайте не будем забывать, что Пётр I не просто формально перенимал без разбора всё иностранное, а всегда действовал исключительно в интересах России. Проводя свои реформы, он не хотел сделать Россию удобной и послушной Западу. Наоборот, он заимствовал западный опыт, чтобы усилить свою страну, сделать её самодостаточной и конкурентоспособной во всех отношениях.

Конечно, Пётр I совершал и ошибки. В чем-то он переусердствовал. Спустя столько лет легко об этом судить. Однако итогом его царствования стало приобретение Россией статуса великой державы, решение многовековой проблемы выхода к Балтийскому морю, создание Российского флота и регулярной армии и множество других реальных достижений. Не случайно его почитали такие патриоты как М. Ломоносов и А. Пушкин, которых никак нельзя упрекнуть в излишнем «западничестве».

Пётр I своим собственным примером доказал, что любой труд достоин уважения, что нет «непрестижных» профессий, что нет никаких рангов, которые препятствуют работе в любых полезных сферах. Он сам освоил множество наук и ремесел. В своей деятельности я стараюсь следовать примеру моего предка.

И в той работе, которую выполняю сейчас в компании «Норильский Никель», я надеюсь принести пользу моей Родине, развивая её экономические связи с внешним миром и защищая репутацию отечественных производителей. Я стараюсь следовать традиции Петра I, которая заключается не в том, чтобы упрямо сохранять всё своё только потому, что оно своё, и не в том, чтобы считать всё чужое лучше своего, а в том, чтобы совмещать лучшее из собственного и из иностранного опыта и делать свою страну всё сильнее. Тогда в любом случае, - и в сотрудничестве, и в конкуренции – мы сможем разговаривать с Западом и вообще с любыми внешними силами на равных.

Из предков, вызывающих мои особенные симпатии, кроме Петра I, теперь я назвал бы ещё Александра Невского, Иоанна III, Николая I и Александра III. Эти государи, каждый по своему, воплотили в себе большинство положительных качеств, присущих Русским Монархам.



- Согласно недавнему опросу общественного мнения, до четверти россиян не против возрождения в стране монархии. Видите ли Вы перспективы для её восстановления и как Вы мыслите будущую монархию?

- Я ясно отдаю себе отчёт, что восстановление монархии на настоящем этапе преждевременно. Действительно, времена разброда, всеобщего равнодушия, крайнего индивидуализма и стремления к безответственной и безграничной свободе уходят. Многие люди в поисках выхода из кризиса стремятся к усилению государственной власти. Но для восстановления монархии этого недостаточно. Необходимо понимать, что далеко не любая авторитарная власть является монархией, а тоталитаризм вообще глубоко чужд и враждебен монархическому мировоззрению.

Монархия – это не одна из партийных доктрин, и тем более, не диктатура какой-то сильной личности. Монархия – это сложившаяся на протяжении столетий совокупность духовных и культурных ценностей, система традиционных методов управления, комплекс идей, основанных на вере, чести и служении. Поэтому её нельзя восстановить путем некоей политической комбинации. Ни насилие, ни закулисный сговор с влиятельными силами, ни популистское использование сиюминутного всплеска общественных настроений не способны привести к восстановлению монархии.

Необходимо, чтобы большинство сограждан получило верное представление и о преимуществах, и о недостатках монархии, всё взвесило и приняло свободное и осознанное решение, основанное на анализе и понимании главной сути этого государственного строя. Задача Императорского Дома и всех традиционалистских сил на настоящем этапе заключается в том, чтобы спокойно и уверенно заниматься просветительской работой, восстанавливать в сознании людей то, что было разрушено или искажено демагогической пропагандой.

Я не сомневаюсь, что монархия в России имеет будущее. Может быть, её возрождение произойдет не при нашей жизни. Но, в любом случае, это будет современная и динамично развивающаяся легитимная наследственная монархия. Монархия, религиозно основанная на Православии, но обезпечивающая свободу всех традиционных вероисповеданий и нерелигиозных граждан. Монархия, наделённая достаточным кругом полномочий, но опирающаяся на систему демократических учреждений всех уровней. Монархия, совершенно внепартийная, совместимая с любым общественно-экономическим строем, осуществляющая независимый арбитраж между всеми политическими, социальными, национальными и религиозными общностями и группами на основе права и справедливости. Монархия, гарантирующая сочетание традиционных устоев и здорового консерватизма с постоянной эффективной модернизацией. Другие, частные моменты предсказывать безполезно. Жизнь сама подскажет формы и нюансы воплощения монархического принципа в современных условиях.



- Православие исторически было одной из основ, на которых зиждилась Русская государственность. После десятилетий гонений со стороны богоборцев Церковь начала возрождаться, но в последнее время возобновились нападки. В чём Вы видите причину живучести атеистических предрассудков и что нужно делать в сложившейся ситуации?

- Дело, мне кажется, даже не в атеистических предрассудках. По крайней мере, не только в них. Абсолютных атеистов очень мало. Есть люди, далекие от Церкви или от иных конкретных вероисповеданий. Но в важнейшие моменты жизни почти все вспоминают о Боге. Кроме того, далеко не все атеисты относятся к Церкви враждебно.

Речь идет, скорее, о сравнительно узкой, но активной и агрессивной части общества, которая пытается навязать большинству свои представления. Эти люди стремятся снять все табу, оправдать любой грех и, в конечном итоге, уничтожить в сознании людей различие между добром и злом. Им кажется, что так будет комфортнее жить.

Традиционные религии, а в России – в первую очередь Православная Церковь, становятся для этого меньшинства противниками, потому что продолжают настаивать на необходимости сохранения в обществе моральных принципов. В мире идет непрекращающаяся борьба за души и умы людей. Поэтому атаки на Церковь были, есть и будут. Нужно относиться к этому как к печальной неизбежности и просто правильно реагировать.

Безусловно, нужно уметь различать справедливую критику и злобные нападки. Реальные грехи и ошибки признавать не стыдно. Наоборот, умение каяться и исправляться вызывает уважение и понимание, что личные недостатки священнослужителей и верующих не способны ослабить авторитет религии.

Однако часто мы видим, что некоторых людей раздражают вовсе не негативные явления в жизни духовенства и паствы, а как раз, наоборот, то, в чём Церковь сильна, и чем она нужна людям. Их не устраивает рост численности верующих и строительство новых храмов, они возмущаются участием Церкви в жизни государства и общества, стремятся вытеснить Церковь в какое-то гетто. В ряде европейских стран мы видим, как это уже оборачивается откровенной дискриминацией верующих.

В России, к счастью, эпоха воинствующего безбожия не искоренила веру, а наоборот, стала своего рода прививкой от религиозного индифферентизма и крайнего секуляризма. Люди не скрывают свою религиозность. Авторитет Церкви, Патриарха и духовенства находится на должной высоте. Большинству понятна разница между Церковью как институцией и отдельными её оступившимися членами, проступки которых пытаются использовать для дискредитации Православия в целом.

Чтобы это здравомысленное отношение общества к Церкви сохранялось, самое главное – не поддаваться на провокации и не принимать навязываемые нам правила игры. Если мы будем действовать теми же методами, как и агрессивные противники Церкви, то чем же мы тогда от них отличаемся? Нужно уметь твёрдо защищать свои права и моральные устои, но помнить, как мы уже говорили, что зло нельзя победить злом. Агрессивность есть следствие внутренней неуверенности в собственных силах и в правоте своего дела. Если мы даже в борьбе за нашу веру и наши идеалы не забудем о любви, спокойствии и терпении, то достигнем гораздо лучших результатов.



- Вы уже многие годы достаточно часто посещаете Россию, видитесь и общаетесь с современными Рсскими людьми. Какие изменения, на Ваш взгляд, произошли в обществе за последние годы?

- У меня сложилось впечатление, что наши соотечественники с каждым годом обретают всё больше внутренней свободы. Увлечение внешними проявлениями мнимой свободы, оборачивающимися вседозволенностью и хаосом, проходит. В то же время укрепляется достоинство личности, правовая культура, понимание взаимосвязи прав человека и обязанностей гражданина. Люди становятся менее манипулируемы, их уже нельзя превратить ни в покорную массу, ни в беснующуюся толпу.

Конечно, нам всем вместе нужно ещё приложить много усилий, чтобы преодолеть тяжёлые последствия революции, братоубийственной Гражданской войны, тоталитаризма, постсоветской разрухи. Не следует идеализировать и дореволюционную Россию – в ней тоже было много недостатков. Мы должны помнить о прошлом, но возрождать не отжившие формы, а вечные принципы. И идти только вперед с верой, надеждой и уважением к себе и к окружающим.

газета "Монархистъ"


Рапорт акушерки из Освенцима

ОСВЕНЦИМ

Из тридцати пяти лет работы акушеркой, два года я провела как узница женского концентрационного лагеря Освенцим-Бжезинка, продолжая выполнять свой профессиональный долг. Среди огромного количества женщин, доставлявшихся туда, было много беременных. Функции акушерки я выполняла там поочередно в трех бараках, которые были построены из досок, со множеством щелей, прогрызенных крысами.

Внутри барака с обеих сторон возвышались трехэтажные койки. На каждой из них должны были поместиться три или четыре женщины — на грязных соломенных матрасах. Было жестко, потому что солома давно стерлась в пыль, и больные женщины лежали почти на голых досках, к тому же не гладких, а с сучками, натиравшими тело и кости.

Посередине, вдоль барака, тянулась печь, построенная из кирпича, с топками по краям. Она была единственным местом для принятия родов, так как другого сооружения для этой цели не было. Топили печь лишь несколько раз в году. Поэтому донимал холод, мучительный, пронизывающий, особенно зимой, когда с крыши свисали длинные сосульки.

О необходимой для роженицы и ребенка воде я должна была заботиться сама, но для того чтобы принести одно ведро воды, надо было потратить не меньше двадцати минут.

В этих условиях судьба рожениц была плачевной, а роль акушерки — необычайно трудной: никаких асептических средств, никаких перевязочных материалов. Сначала я была предоставлена сама себе; в случаях осложнений, требующих вмешательства врача-специалиста, например, при отделении плаценты вручную, я должна была действовать сама. Немецкие лагерные врачи — Роде, Кениг и Менгеле — не могли запятнать своего призвания врача, оказывая помощь представителям другой национальности, поэтому взывать к их помощи я не имела права. Позже я несколько раз пользовалась помощью польской женщины-врача, Ирены Конечной, работавшей в соседнем отделении. А когда я сама заболела сыпным тифом, большую помощь мне оказала врач Ирена Бялувна, заботливо ухаживавшая за мной и за моими больными.

О работе врачей в Освенциме не буду упоминать, так как то, что я наблюдала, превышает мои возможности выразить словами величие призвания врача и героически выполненного долга. Подвиг врачей и их самоотверженность запечатлелись в сердцах тех, кто никогда уже об этом не сможет рассказать, потому что они приняли мученическую смерть в неволе. Врач в Освенциме боролся за жизнь приговоренных к смерти, отдавая свою собственную жизнь. Он имел в своем распоряжении лишь несколько пачек аспирина и огромное сердце. Там врач работал не ради славы, чести или удовлетворения профессиональных амбиций. Для него существовал только долг врача — спасать жизнь в любой ситуации.

Количество принятых мной родов превышало 3000. Несмотря на невыносимую грязь, червей, крыс, инфекционные болезни, отсутствие воды и другие ужасы, которые невозможно передать, там происходило что-то необыкновенное.

Однажды эсэсовский врач приказал мне составить отчет о заражениях в процессе родов и смертельных исходах среди матерей и новорожденных детей. Я ответила, что не имела ни одного смертельного исхода ни среди матерей, ни среди детей. Врач посмотрел на меня с недоверием. Сказал, что даже усовершенствованные клиники немецких университетов не могут похвастаться таким успехом. В его глазах я прочитала гнев и зависть. Возможно, до предела истощенные организмы были слишком бесполезной пищей для бактерий.

Женщина, готовящаяся к родам, вынуждена была долгое время отказывать себе в пайке хлеба, за который могла достать себе простыню. Эту простыню она разрывала на лоскуты, которые могли служить пеленками для малыша.

Стирка пеленок вызывала много трудностей, особенно из-за строгого запрета покидать барак, а также невозможности свободно делать что-либо внутри него. Выстиранные пеленки роженицы сушили на собственном теле.

До мая 1943 года все дети, родившиеся в освен-цимском лагере, зверским способом умерщвлялись: их топили в бочонке. Это делали медсестры Клара и Пфани. Первая была акушеркой по профессии и попала в лагерь за детоубийство. Поэтому она была лишена права работать по специальности. Ей было поручено делать то, для чего она была более пригодна. Также ей была доверена руководящая должность старосты барака. Для помощи к ней была приставлена немецкая уличная девка Пфани. После каждых родов из комнаты этих женщин до рожениц доносилось громкое бульканье и плеск воды. Вскоре после этого роженица могла увидеть тело своего ребенка, выброшенное из барака и разрываемое крысами.

В мае 1943 года положение некоторых детей изменилось. Голубоглазых и светловолосых детей отнимали у матерей и отправляли в Германию с целью денационализации. Пронзительный плач матерей провожал увозимых малышей. Пока ребенок оставался с матерью, само материнство было лучом надежды. Разлука была страшной.

Еврейских детей продолжали топить с беспощадной жестокостью. Не было речи о том, чтобы спрятать еврейского ребенка или скрыть его среди нееврейских детей. Клара и Пфани попеременно внимательно следили за еврейскими женщинами во время родов. Рожденного ребенка татуировали номером матери, топили в бочонке и выбрасывали из барака.

Судьба остальных детей была еще хуже: они умирали медленной голодной смертью. Их кожа становилась тонкой, словно пергаментной, сквозь нее просвечивали сухожилия, кровеносные сосуды и кости. Дольше всех держались за жизнь советские дети; из Советского Союза было около 50% узниц.

Среди многих пережитых там трагедий особенно живо запомнилась мне история женщины из Вильно, отправленной в Освенцим за помощь партизанам. Сразу после того, как она родила ребенка, кто-то из охраны выкрикнул ее номер (заключенных в лагере вызывали по номерам). Я пошла, чтобы объяснить ее ситуацию, но это не помогало, а только вызвало гнев. Я поняла, что ее вызывают в крематорий. Она завернула ребенка в грязную бумагу и прижала к груди... Ее губы беззвучно шевелились — видимо, она хотела спеть малышу песенку, как это иногда делали матери, напевая своим младенцам колыбельные, чтобы утешить их в мучительный холод и голод и смягчить их горькую долю. Но у этой женщины не было сил... она не могла издать ни звука — только большие слезы текли из-под век, стекали по ее необыкновенно бледным щекам, падая на головку маленького приговоренного. Что было более трагичным, трудно сказать — переживание смерти младенца, гибнущего на глазах матери, или смерть матери, в сознании которой остается ее живой ребенок, брошенный на произвол судьбы. Среди этих кошмарных воспоминаний в моем сознании мелькает одна мысль, один лейтмотив. Все дети родились живыми. Их целью была жизнь! Пережило лагерь едва ли тридцать из них. Несколько сотен детей было вывезено в Германию для денационализации, свыше 1500 были утоплены Кларой и Пфани, более 1000 детей умерло от голода и холода (эти приблизительные данные не включают период до конца апреля 1943 года).

У меня до сих пор не было возможности передать Службе Здоровья свой акушерский рапорт из Освенцима. Передаю его сейчас во имя тех, которые не могут ничего сказать миру о зле, причиненном им, во имя матери и ребенка.

Если в моем Отечестве, несмотря на печальный опыт войны, могут возникнуть тенденции, направленные против жизни, то - я надеюсь на голос всех акушеров, всех настоящих матерей и отцов, всех порядочных граждан в защиту жизни и прав ребенка.

В концентрационном лагере все дети — вопреки ожиданиям — рождались живыми, красивыми, пухленькими. Природа, противостоящая ненависти, сражалась за свои права упорно, находя неведомые жизненные резервы. Природа является учителем акушера. Он вместе с природой борется за жизнь и вместе с ней провозглашает прекраснейшую вещь на свете — улыбку ребенка.
Станислава Лещинска
польская акушерка, узница Освенцима

Источник: facebook