Алексей Кулаков (alekseysc) wrote,
Алексей Кулаков
alekseysc

Categories:

Гибель Мохамеда Буазизи. Была ли она напрасной? | Политика

http://maxpark.com/community/1443/content/1715392
Гибель Мохамеда Буазизи. Была ли она напрасной?
17 декабря в Тунисе отмечали вторую годовщину гибели Мохамеда Буазизи, чьё самоубийство стало началом «арабской весны».
В город Сиди-Бузид, где и произошла трагедия, съехались высшие руководители нынешнего Туниса — но их, в том числе президента страны Марзуки, местные жители встретили камнями и руганью.
«Я чувствую гнев некоторых сограждан. Это объяснимо, так как главные цели революции пока не достигнуты — например, развитие страны и наказание коррупционеров, связанных с павшим режимом», — заявил в этой связи глава государства.
Евроньюс сообщает из Туниса: «Многие тунисцы считают, что и смерть Буазизи, и последующие события прошли впустую — существенных перемен в жизни страны они не наблюдают. «Уже во второй раз мы отмечаем это событие, но всё остаётся по-прежнему: нет развития, нет работы», говорит один из тунисцев.
17 декабря 2010 года полиция конфисковала товар у молодого уличного торговца Мохамеда Буазизи — у того не было разрешения на торговлю. В знак протеста Буазизи, у которого не было других источников дохода, поджёг себя прямо на площади. Этот решительный шаг спровоцировал массовые выступления и протесты в Тунисе, а затем возмущение существующим порядком перекинулось и на другие арабские страны. В результате «арабской весны» свои посты покинули многие лидеры; в большинстве государств им на смену пришли исламистские движения, что вызвало недовольство революционеров».
http://ru.euronews.com/2012/12/17/tunisian-faith-in-the-revolution-fades/
В связи со второй годовщиной событий, которые начались 17 декабря 2010 года и вошли в историю под названием «арабской весны», предлагаем вашему вниманию отрывок из новой книги Н.Сологубовского «Четырнадцать дней, которые потрясли Тунис» Издательского дома Ключ-С.
Он был свидетелем этих событий с самого первого дня...

“МК” навестил маму арабской революции

1 марта 2011 года. Манубия Буазизи, мать Мохамеда, который своим самосожжением зажег огонь восстания в исламском мире: “Я горжусь, что сын пожертвовал собой”
Есть маленький провинциальный город в Тунисе, в стороне от туристических трасс... Сиди-Бузид, городок как городок, люди в нем как люди. Дорога к нему проходит мимо оливковых рощ и цветущих садов. Революция, перекинувшаяся на весь арабский Восток, началась здесь, где местные чиновники и полицейские творили произвол. И доведенный ими до отчаяния безработный парень Мохамед Буазизи сжег себя. Журналист “МК” отправился на родину “жасминовой революции”.
На одной из улиц Сиди-Бузида видим митингующих ребят с красными флагами. Это молодежь революции! Недалеко от них военный грузовик и несколько невозмутимых солдат. Это солдаты революции!
Мой друг, тунисский фотограф Нуреддин Сасси, останавливает машину. Идем к ребятам. Нас встречают настороженно, видя мой фотоаппарат. Начинают скандировать знаменитый по всему миру лозунг тунисской революции “Дегаж!”, который можно перевести на русский как “Убирайся!”. Этот лозунг адресован премьеру Ганнуши — и он, к слову, ушел в воскресенье в отставку...
Улыбаюсь, приветствую по-арабски и добавляю по-французски: “Я русский журналист!”
И все меняется! Добрые взгляды, похлопывания по плечу и... грустные рассказы о своей безработной жизни.
В Тунисе произошла революция — и с тех пор ничего не изменилось в Сиди-Бузиде! Вот почему ребята негодуют и требуют: “Мы хотим работать! Понимаете? Работать. Даже бесплатно. Надоело сидеть в кофейнях! Давайте создавать предприятия, фабрики. Ведь мы получили хорошее образование!”.
Мохамед Буазизи тоже закончил университет, но так и не нашел работы. Пытался продавать овощи, но у него не было лицензии — и полицейские отобрали тележку, с которой торговал Мохамед. Доведенный до отчаяния парень 17 декабря прошлого года устроил самосожжение. Вскоре он умер от ожогов. Ему было всего 26 лет. Его смерть всколыхнула весь Тунис...
— Покажите нам дом Мохамеда! — просим мы. Скромный дом. Нас встречает, застенчиво улыбаясь, Басма, сестра Мохамеда, приглашает зайти. Навстречу выходит Манубия, мама. Ее печальные глаза никогда не забуду... Сасси говорит, кто мы. Мамин внимательный взгляд в мою сторону. “Из Москвы?” — “Да! Я приехал, чтобы передать вам искреннее сочувствие и солидарность русских людей”.
— Спасибо добрым русским людям! Проходите, пожалуйста!
Маленькая комната, неотапливаемая, холодная. На стене — плакаты, на которых Мохамед Буазизи. Улыбающийся. Живой. Еще не потерявший надежду...
Так, в “присутствии” Мохамеда, началась наша беседа с Манубией, которую тунисцы называют мамой тунисской революции. У нее три дочери и три сына. Мохамед был четвертым.
Вернее, это была даже не беседа, а монолог. Манубии было трудно говорить. Ее губы дрожали. Вот что Манубия рассказала корреспонденту “МК”.
— Я стараюсь держать голову высоко. И я никогда не склоню голову ради денег и никого не буду просить мне помочь. Благодаря богу я могу еще жить и могу сделать доброе для моего сына даже после его смерти.
Мохамед был трудолюбивым и отзывчивым. Он никогда не сидел без дела. Учился хорошо, помогал братьям и сестрам. И ему было трудно приходить домой с пустыми руками. Он искал работу, много раз обращался к властям. Без результата. И даже наоборот... Так мы жили, сводя концы с концами, так проходили годы. Пока не случилось...
Мне говорят, что построят госпиталь, который будет носить имя моего сына. Но для меня нужно только одно: чтобы была справедливость по отношению к моему сыну, который много страдал из-за плохого отношения к нему.
Революция началась в Сиди-Бузиде, а помощь со стороны государства так и не поступила. Почему? Нам на человека выдали по килограмму спагетти. Клянусь, что не слышала, чтобы кто-то сделал доброе жителям Сиди-Бузида, хотя я знаю, что многие в нашем городе потеряли своих близких в борьбе за достоинство и свободу тунисского народа.
Ко мне вчера пришел новый губернатор. Я его радушно встретила. Говорят, что он честный человек. Он сказал, что так решил, что не приступит к работе, не побывав у меня в доме, не выразив свое соболезнование. И еще он сказал, что будет заботиться о нас.
Вчера была у меня одна женщина, она говорила, что родители других погибших требуют выплат со стороны государства. Но я ничего не буду требовать. Прошу только об одном: тот, кто хочет мне помочь, пусть просто посетит мой дом. И я буду благодарна! Со своей стороны мы хотели бы помочь ливийскому народу, ему трудно, оттуда вернулись те, кто там работал...
Мне плохо, я больна. После смерти моего сына у меня опустились руки. Я почувствовала такую боль, которой у меня никогда не было. Но все равно я горжусь, что я туниска и что мой сын пожертвовал собой ради революции.
Дочь Басма внесла в комнату горшок с красными углями, скромный домашний очаг, над которым мы по очереди начали греть руки. Потом она принесла горячий чай. Мы пили чай, молчали... Я смотрел на эти раскаленные угли и думал, каково жить в этом забытом богом уголке. И до какого же состояния надо довести человека, чтобы он решился покончить с жизнью в страшном огне!
И до какого состояния довели правители Туниса народ, что от одной искры короткой и несчастливой жизни Мохамеда Буазизи заполыхала вся страна!
Н.Сологубовский. Сиди-Бузид, Тунис
Ссылка: МК. № 25581 от 1 марта 2011 г.

http://maxpark.com/user/3312574000/content/1715396
Subscribe
promo alekseysc february 15, 2014 09:09 1
Buy for 100 tokens
В 1798 году Томас Мальтус публикует "Опыт закона о народонаселении”, в котором высказывает революционную на тот момент мысль о том, что рост населения планеты значительно превышает скорость использования ресурсов и рост производства продуктов питания, вследствие чего неизбежны голод, бедность и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments